Правительство США ввело масштабные санкции в отношении российского технологического сектора

25.02.2023    4.9 мин.    Экономика

Крупнейшим из пострадавших оказался «МегаФон». Там «Ъ» заявили, что им «искренне непонятны мотивы и причины включения компании в список экспортных ограничений». В операторе не видят в новых ограничениях прямых последствий для абонентов и клиентов. «Наличие “МегаФона” в списке, возможно, скажется на необходимости получать дополнительные лицензии от Минторга США в случае, если мы решим импортировать что-либо из этой страны. Мы продолжаем изучать возможные последствия ограничения на нашу деятельность»,— уточнили в компании, добавив, что рассматривают возможность оспаривания решения Минторга США.

Собеседник «Ъ» в одном из крупных вендоров телеком-оборудования согласен, что санкции против «МегаФона» «сегодня не повлияют на работу оператора».

«На деле еще с весны 2022 года любые зарубежные вендоры перед поставкой телекоммуникационного оборудования в Россию должны были запрашивать разрешение у американского Минторга вне зависимости от того, кому это оборудование поставлялось. Так что попадание “МегаФона” в список выглядит как уточнение и без того действующего правила»,— говорит источник.

Однако Сергей Гландин уточняет, что теперь в отношении оператора связи применяется политика отказа (Policy of denial): «То есть если “МегаФон” захочет купить в США контролируемое по EAR (Export Administration Regulations, правила экспортного контроля.— “Ъ”) оборудование, производитель может даже не пытаться получить разрешение — регулятор, то есть Минторг США, откажет». Это правило также касается оборудования с наличием американских компонентов свыше 25%, производимого, например, в Китае, добавляет юрист. «Ведомый обязательствами перед американским патентообладателем китайский производитель не продаст такое оборудование»,— поясняет господин Гландин.

Под экспортные санкции также попал один из крупнейших российских поставщиков систем распознавания лиц, VisionLabs (принадлежит МТС). Он внесен в список компаний, для которых действуют ограничения на экспорт ряда технологий и товаров двойного назначения, подтверждает гендиректор компании Дмитрий Марков. «Конечно, нам еще предстоит изучить влияние этого решения на бизнес. Пока нельзя назвать какие-то критические последствия, так как мы ничего не импортируем из США или у лиц, связанных напрямую с резидентами США, а все продукты и решения VisionLabs основаны на собственных алгоритмах компании»,— подчеркнул топ-менеджер.

Источник «Ъ» на рынке систем распознавания лиц предполагает, что попадание VisionLabs под санкции не повлияет на ее деятельность, так как компании, занимающиеся созданием подобных решений, ведут разработку на открытом ПО, распространение которого нельзя ограничить санкциями.

«Единственное возможное последствие — более настороженное отношение к VisionLabs со стороны зарубежных контрагентов, которым она поставляет свои решения,— полагает он.— Но такой поворот событий выглядит маловероятным: основные направления экспорта систем распознавания лиц — это Азия, Африка и Латинская Америка, а там к санкциям относятся равнодушно».

Наиболее жесткие санкции в отношении российских технологических компаний 24 февраля ввел Минфин США. В частности, в SDN-листе оказались «ИКС Холдинг», а также входящие в него ООО «Бастион», ООО «Цитадель» и АО «НПК “Криптонит”», которые разрабатывают телекоммуникационное оборудование и решения в области кибербезопасности. Также предприятия выступают крупнейшими поставщиками СОРМ-оборудования для российских операторов связи в рамках исполнения требований «пакета Яровой». Бенефициаром всех структур является Антон Черепенников, который и сам был одновременно включен в SDN-лист.

Попадание в SDN-лист предполагает блокировку активов в США и на счетах банков-корреспондентов в США, а также прекращение любых финансово-экономических правоотношений, поясняет Сергей Гландин.

Он уточняет, что компании из SDN-листа смогут вести бизнес и заключать сделки только с российскими лицами, а также лицами из тех стран, которые не боятся попасть под вторичные санкции. Но таких немного, подчеркивает юрист: Иран, ОАЭ, Белоруссия, Куба, Сирия. «Расчеты по сделкам с компаниями из черного списка можно будет проводить лишь в российских рублях или валютах того же небольшого списка стран, не боящихся вторичных санкций»,— добавляет он.

Впрочем, источник «Ъ» в одной из подсанкционных компаний считает, что попадание «ИКС-Холдинга» и ее дочерних структур в SDN-лист «ничего существенно не меняет». «С 2022 года и “ИКС Холдинг”, и другие российские разработчики телеком-оборудования испытывали проблемы с поставками компонентов. Фактически мы последний год работаем в такой ситуации, как будто уже попали в SDN-лист. А обновление санкционного списка — всего лишь бюрократия американских чиновников»,— уверен собеседник «Ъ».

Долгосрочная стратегия «ИКС Холдинга» «основывается на развитии сильнейших отечественных технологических компаний, комплементарно дополняющих друг друга», заявил «Ъ» представитель компании: «Мы последовательно работаем над созданием фундамента успешного высокотехнологичного бизнеса в нашей стране на ближайшие десятилетия. Все наши долгосрочные планы развития будут продолжены без изменений».

В SDN-лист попал и другой технологический актив господина Черепенникова — ООО «КНС Групп», головная структура ГК Yadro, одного из крупнейших российских вендоров вычислительной техники, а также основного разработчика российских базовых станций связи в рамках государственной «дорожной карты» «Современные и перспективные сети мобильной связи». Частично ГК Yadro уже находится под санкциями последние месяцы: в сентябре прошлого года в SDN-лист попала одна из структур ГК — ООО «Ядро Фаб Дубна», оператор строящегося в Подмосковье завода по производству оборудования.

«Эти события еще более стимулируют нас на реализацию миссии построения ведущей отечественной инженерной компании, разработчика и производителя IT- и телеком-продуктов мирового класса для корпоративных клиентов»,— сказал «Ъ» представитель ГК.

Он заверил, что Yadro «с еще большей энергией продолжит в полном объеме исполнять обязательства перед партнерами и клиентами, последовательно реализовывать планы по технологическому развитию и развивать масштабные образовательные инициативы».

Заместитель руководителя Центра компетенций НТИ на базе «Сколтеха» по технологиям беспроводной связи и интернета вещей Александр Сиволобов согласен, что попадание Yadro в SDN-лист не слишком осложнит разработку российских базовых станций: «Еще летом 2022 года компании РФ заложили в бизнес-модели наиболее жесткие санкционные ограничения, поэтому критических изменений в их деятельности ждать не стоит».

Господин Сиволобов утверждает, что еще в 2022 году разработчикам телекоммуникационного оборудования удалось решить часть проблем, связанных с экспортными ограничениями: «Если говорить про софт, удается серым путем получать нужное ПО и библиотеки к нему. С производственным оборудованием проблемы также уже решены: это ведь относительно простые станки, которые так или иначе можно ввезти в страну, собрать и, если необходимо, взломать».

Однако эксперт отмечает, что санкции усугубляют самую серьезную проблему IT-отрасли — кадровый голод: «Высококлассные специалисты неохотно идут работать в российские технологические компании, вытащить их из релокации не помогают даже высокие зарплаты».

Полный текст Коммерсант

Настенная карта "Российская нефтегазопереработка - 2024"

Настенная карта "Инвестиционные проекты в нефтегазовом комплексе - 2023"

Настенная карта "Инвестиционные проекты в электроэнергетике - 2024"

Продукция и услуги для ТЭК Доска коммерческих объявлений

XVIII Конференция "Снабжение в нефтегазовом комплексе", Нефтегазснаб-2024, 19-20 марта 2024 года

XII Конференция "Строительство в нефтегазовом комплексе", Нефтегазстрой-2024, 29 мая 2024 года

Опросы компаний по актуальным проблемам ТЭК

Индикативные (базовые) цены на продукцию для нефтегазового комплекса

Предложить новость »


Последние новости


Рейтинг@@Mail.ru
^