Заседание в ТПП РФ по вопросу: "Модернизация объектов электроэнергетики в современных условиях".

26.12.2022    10.7 мин.    Электроэнергетика

Стенограмма выступления директора агентства "ТЭК-Рейтинг", председателя подкомитета ТПП РФ по взаимодействию ТЭК со смежными отраслями промышленности Елены Логиновой на заседании в ТПП РФ  по теме: "Модернизация объектов электроэнергетики в современных условиях".

Уважаемые коллеги!
Прежде всего, выражаю признательность специалистам, которые  в канун Нового года нашли время на сегодняшнюю встречу В зале и по конференцсвязи представители ключевых предприятий энергетического машиностроения. С нами и те, кто отвечает за закупки оборудования в энергетических компаниях.
Давайте говорить без восточного политеса и прямо: наступающий год будет сложнее уходящего. Компаниям ТЭК и смежных отраслей промышленности предстоит столкнуться с серьезными вызовами. Никогда еще мы не жили в такой изоляции от Европы и США, без доступа к западной технике и технологиям.
В наступающем году еще острее встанут вопросы реализации инвестпроектов, а также замены, ремонта и технического обслуживания того, что много лет закупали за рубежом. Прежняя система, когда заказчик мог выбирать между ABB, Siemens, Schneider Electric и Danfoss, больше не работает. Есть китайские поставщики, но их монополия  может привести к диктату цен.
На наших глазах меняется структура рынка. Предприятия западных компаний переходят к российским бизнесменам. Например, самарский «Электрощит», который когда-то выкупила «Шнайдер Электрик», теперь у Павла Морозова, а предприятия «Шнайдер» в Питере, Ленинградской области и Марий Эл — у Алексея Кашаева. Смогут ли они заменить «Шнайдер» на российском рынке? Хотелось бы услышать мнение профессионалов.
С другой стороны, свое машиностроение появляется и у энергетических компаний. В частности, к «Интер РАО» перешли российские активы Siemens Energy. В «Газпром энергохолдинг» вошло ведущее предприятие энергомаша –– «Невский завод». В нефтяной промышленности, которая мне больше знакома, тоже наблюдается подобная тенденция. Например, собственный машиностроительный комплекс последовательно формирует «Транснефть». На днях СУЭК заявила, что пошла по пути создания своего машиностроения и уже имеет три предприятия. То есть идем к натуральному хозяйству. 
В начале 90-х, когда распался Советский Союз, выяснилось, что около 70% отраслевого оборудования изготавливают предприятия Украины и Азербайджана. В кратчайшие сроки, при низких ценах на нефть и без госбюджета нефтяники и газовики с помощью прямых связей наладили производство оборудования на наших заводах. Когда не стало цементировочных агрегатов, изготавливаемых на заводе в Грозном, то благодаря инвестициям «ЛУКОЙЛ» их освоил «Ижнефтемаш».  Торговый дом «ЛУКОЙЛ» тогда хорошо зарабатывал за счет эксклюзивного права сбыта. Потом агрегаты стали производить в Тамбове, Перми и на других заводах. Освоили их, кстати, тоже благодаря поддержке нефтяных компаний.
Но никто не приобретал предприятия. Напротив, корпорация «Роснефтегаз» избавлялась от машиностроительных заводов, которые достались ей от советского министерства нефтяной промышленности. А «Газпром» помогая промышленности осваивать производство газоперекачивающих агрегатов и не думал приобретать заводы-изготовители.
В тот период оборудование осваивали быстро, нефтяники и газовики регулярно приезжали на заводы, работали вместе с конструкторами и технологами. Денег государство не давало, да их и не было. Но тем не менее в тогдашнем Минтопэнерго было создано управление машиностроения. Аналогичные подразделения появились в «Роснефти», «Газпроме», «ЛУКОЙЛе». То есть было сотрудничество между заказчиками и поставщиками, но не поглощение заводов. Существовали прямые связи, долгосрочные заказы, что позволяло промышленникам эффективно использовать научно-технический и производственный потенциал.
Можно вспомнить соглашения «Газпрома», «Сургутнефтегаза», «Роснефтегаза» с промышленностью. Это были не просто документы, а программа сотрудничества с серьезным финансированием. Я не знаю, к сожалению, о научно-технической и закупочной политике РАО ЕЭС в те годы, но, думаю, что ситуация была примерно такой же. Не было натурального хозяйства, генерирующая или иная компания не должна обрастать своим машиностроением.
Другой пример. Машиностроители сегодня жалуются на высокие цены на металл. И справедливо: китайский металл дешевле. Но это же не значит, что надо разделить энергомашиностроение между Мордашовым, Рашниковым, Лисиным, чтобы они обеспечивали свое производство дешевым металлом!
Заказчикам и производителям оборудования необходимо совместно работать. Необходимо решить задачу консолидации отрасли. К сожалению, ни Минпромторг, ни Минэнерго эту задачу не решили. Промышленное министерство долгие годы осваивало деньги на импортозамещение, но, на мой взгляд, этот процесс шел во многом параллельно с работой компаний ТЭК. Реальных ограничений импорта до недавнего времени не было, поэтому ТЭК смотрел на это примерно так: «Ну распределяют и распределяют, только бы нам не мешали работать». Минэнерго не имело ни денег, ни полномочий. Можно много говорить  о кадровой политике Минпромторга,  о многом другом, но сейчас нас больше волнует не кто виноват, а что делать. Если  и вспоминаю прошлое, то только с целью что-то проиллюстрировать и сказать, что даже в лихие 90-е многое делалось эффективнее, а главное, не было противостояния заказчика и поставщика. Основатель  нашей организации, уже покойный Юрий Дмитриевич Маслюков вспоминал, как министр обороны Устинов ездил по заводам, заходил в цеха, КБ, стенды, общался с людьми. Он понимал, что боеспособность армии во многом зависит от состояния ее поставщиков и уделял им столько же внимания.
В последние годы компании ТЭК отмахивались от российских предприятий как от назойливой мухи. У ТЭК была  возможность выбирать между японским, корейским, итальянским, немецким и американским. Риски при импорте минимальны –– разве что только наша таможня задержит немного. Но объект ТЭК будет запущен в срок и поставщики все доставят, не будет никаких жалоб на отсутствие в России нужного металла, замену того-сего, не будет отступлений от технических требований и подобного. Сама много ездила по заводам, когда занималась поставками, поэтому понимаю компании ТЭК. Правительство такая ситуация видно устраивала, никто не хотел выходить из зоны комфорта. 
Мы плотно работали с Ираном. В начале 2000-х там не было ничего. Ничего, кроме желания освоить производство у себя в стране. Мы устраивали встречи бизнесменов. Иранскую сторону интересовал запуск производства в своей стране. Администрация Ахмадинежада просто душила государственную нефтяную компанию «Кала Нафта», чтобы те не пытались всеми правдами и неправдами ввозить западное оборудование, а вливали деньги в развитие промышленности страны. МеджлИс даже принял закон, ограничивающий импорт для ТЭК. В результате сегодня Иран поставляет нам продукцию машиностроения, а СИБУРу — катализаторы. Вот такие чудеса.
Итак, что делать? Предложения, которые поступили нам в ходе подготовки к сегодняшнему заседанию, можно разделить на несколько крупных блоков.
Первый блок. Жалобы  на то, что нет запчастей, комплектующих, а наши заводы не хотят ничего осваивать. Мол, помогите освоить их производство в России, так как наши  заводы не хотят.
Сказать вам, почему заводы не хотят осваивать? Потому что в течение ряда лет компании импортировали совершенно разнородное оборудование. И никак не согласовывали ничего. Целый зоопарк импортного оборудования сегодня завезли. Каков итог? Осваивать по 5–10 штук машиностроителям невыгодно, номенклатура закупленного такая, что черт ногу сломит.
Покупка схожей продукции у разных иностранных фирм создает проблемы с поставками запчастей и комплектующих, в том числе в рамках импортозамещения. Нереально осваивать широкую гамму запасных частей при ограниченном количестве. Нужна координация при закупках за рубежом.
Пока еще остались импортные запчасти, поэтому мы запустили сервис –– доску объявлений. На ней можно быстро, просто и бесплатно оставить запрос или разместить неликвиды. Это не торговая площадка.  Мы помогаем покупателям и продавцам импортных запчастей быстро найти нужное. К счастью, на складах еще много чего есть. Пользуйтесь –– просто, удобно и бесплатно.
Блок второй. Просьба помочь наладить связи с иностранцами, чтобы ввозить нужное. Здесь полезна ТПП, которая еще в СССР специализировалась на работе с зарубежными странами, имеет много представительств и обширные связи. ТПП активно взаимодействует с партнерами за рубежом через систему представительств, деловых советов. Есть так называемые смешанные палаты, например Германо-Российская, Итало-Российская и другие. С ТПП активно сотрудничают более тридцати стран.
Третья проблема — цены на металл, которые постоянно растут. Говорят, что весной будет очередное повышение, которое может обрушить наше машиностроение. Вопрос сложный, металлурги консолидированы и вместе отстаивают интересы отрасли. Достаточно вспомнить «Русскую сталь», где Мордашев сменил Лисина. А вот в ТЭК и машиностроении объединения скорее по названию, а не по сути.
Когда у трубников возникла проблема с Украиной, они в 2000 году оперативно создали фонд. Пригласили стать его директором чиновника из «Белого дома», который курировал их сферу, и в течение пары лет успешно закрыли рынок для украинской трубы. Там было все: бюджет на СМИ для создания нужного общественного мнения, профи, которые работали с Комиссией по защитным мерам во внешней торговле, международные юристы, встречи с высокими чиновниками. Но вопрос они решили! И это при том, что за один стол вынуждены были садиться трубные компании, которые объективно конкуренты и выходят на рынок с одинаковой продукцией. В энергетике и машиностроении, к сожалению, все иначе, они разобщены. 
В связи с ценами на металл хотелось бы отметить, что энергетики жалуются на повышение цены оборудования, а машиностроители — на стоимость металла. Энергетики –– крупнейшие поставщики металлургов, но не могут дать дешевый металл для изготовления своего же оборудования. В 90-е, с РАО ЕЭС эти проблемы решались элементарно, более того, даже «Газпром» через РАО ЕЭС обеспечивал металл машиностроению. Энергетическое оборудование металлоемкое, поэтому, если удастся решить вопрос по поводу цен на металл, стоимость оборудования станет иной. Не знаю, бартер ли, зачет ли, но какой-то механизм искать надо. Хотелось бы выслушать мнения специалистов, можно ли сегодня с этим что-то сделать.
Предлагаю высказать по и публикации индикативных цен. Расскажу об опыте в нефтегазе. Мы выбрали основную номенклатуру, которая регулярно закупается компаниями на достаточно крупные суммы. И ежемесячно публикуем индикативные цены на эти позиции. Не на весь ряд, конечно, а на базовые типоразмеры. По аналогии с автомобилем в базовой комплектации. Их могут быть десятки, но цена в базовой комплектации показательна. Зачем это нужно? Например, цена на металл поднялась на пять процентов, а на обсадную или насосно-компрессорную трубу — на 25. Значит производитель труб поднял цену необоснованно. Для этого у нас в открытом доступе индикативная цена на эту трубу.
То же самое и с кабелем для погружных насосов. На Лондонской бирже цена меди неизменна, а заводы продают ее нефтяникам на 20 процентов дороже. Это непорядок. Индикативная цена существенно ниже той, что хочет поставщик. И это не формула цены — индикативные цены дают профессионалы из самих компаний. Мы вообще все получаем путем опроса компаний. Работает метод экспертной оценки. Графики индикативных цен, которые автоматически выстраиваются на сайте «ТЭК–Рейтинга» весьма полезны для потребителей, производителей и регуляторов.
Думаю, что в электроэнергетике  тоже полезно начать публиковать цены на важнейшие виды МТР. Речь, конечно, не об уникальные турбинах, которых поставляют 3–4 в год, а о регулярно закупаемой продукции. Рынок нуждается в определенных ориентирах. В условиях турбулентности это особенно важно.
Хотелось бы обратиться к «Интер РАО», «Фортум», «Росетям». От вас ничего не нужно — просто выберите из важнейшей для вас номенклатуры несколько базовых позиций и передавайте цены на них. Речь не о ваших контрактах — никто не посягает на коммерческую тайну. Контрактные цены у нефтяников и индикативные цены, которые они нам передают –– разные. Индикативные цены нужны и госорганам. Когда говорят, что госорганы должны принять меры по сдерживанию цен, то тоже надо опираться на индикативные цены. Призываю энергетиков подключиться к этому. Определитесь с номенклатурой, возьмите для начала, например, 20–30 позиций и ежемесячно направляйте нам мнение об адекватных ценах на них.
Еще один блок вопросов. Промышленники жалуются на тендерную систему. На то, что в тендере может победить непонятная фирма, которая не имеет производств, заводских лабораторий, конструкторов, технологов, игнорирует права на интеллектуальную собственность и так далее. А заводы должны содержать литейное производство, платить все налоги, нести социальные обязательства. Условия неравные. Как быть?
Выскажу личное мнение. Необходимо отходить от тендерной системы к распределению заказов между выжившими машиностроителями. К сожалению, выжило не так много, они известны по каждой номенклатуре. Можно провести паспортизацию предприятий, чтобы исключить так называемые «гаражи» и после этого начать распределение заказов. Да, именно распределение, как это делал «Газпром», который собирал трубников и распределял объемы. Нам надо сохранить реальные производства, а не молиться на соблюдение тендерных формальностей.
Здесь может пригодиться Рейтинг поставщиков ТЭК. В нем путем опроса компаний ТЭК выявлены ключевые производители основной потребляемой номенклатуры. Рейтинг –– хорошая основа для такой работы.
Мелкие производства могут быть на подряде у заводов, они за бортом не окажутся, но поставщиками должны быть те, кто, по мнению большинства, входит в число основных. Причем в интересах заказчиков  сохранить несколько  промышленных компаний. Вернусь к трубам. От того, что Трубная металлургическая поглотила ЧТПЗ, заказчики выиграли? Нет, конечно. Надо сохранять нескольких игроков.
Отраслевой заказ поможет  промышленным предприятиям планировать работу и эффективно использовать научно-технический и промышленный потенциал, создавать новое оборудование в интересах заказчиков.
Производители жалуются на особые требования к поставщикам у разных компаний ТЭК. Много нареканий вызывают корпоративные системы сертификации. Заводам и так тяжело, а еще каждая компания выставляет свои особые требования. Согласование единой закупочной политики, в частности требований к поставщикам, –– еще один повод для консолидации.
Еще один блок вопросов. Они касаются переноса сроков модернизации, снятия штрафов и других вопросов к госорганам. В данном случае тоже нужна консолидация, без нее никак. Необходимо совместно разрабатывать, согласовывать и вносить в правительство согласованные проекты решений. Если требуются поправки в законодательство, то напомню, что ТПП в соответствии с Конституцией обладает правом законодательной инициативы.
Распределение господдержки производителям, на мой взгляд, надо передать от Минпромторга крупнейшим заказчикам. Деньги на импортозамещение будут осваиваться более  эффективно, если решения будут принимать профессионалы компаний, которым это оборудование использовать. Чиновники и функционеры из различных агентств и фондов зачастую оборудование в глаза не видели. У нас вообще много технократов без технического образования и инженерной подготовки. 
Если речь не о господдержке, а об освоении необходимых технологий и техники на средства заказчиков, то тоже нужна консолидация. Нужно избежать параллелизма и дублирования в освоении новой техники.
Коллеги, поймите правильно. Я не призываю создавать очередную ассоциацию или союз. Прекрасно знаю скептическое к этому отношение. Более того, речь не идет о сборе всех-всех, что нереально и не нужно.
Суть моего предложения — в неформальном объединении на одной площадке представителей служб МТО и капстроя крупнейших энергетических компаний. Речь о том, чтобы просто собирались эксперты от важнейших заказчиков.
С другой стороны, надо посадить за один стол представителей энергомаша — опять же самых крупных компаний. Дискуссии, согласование подходов, разработка проектов документов, их продвижение –– все это лучше делать с участием представителей крупных компаний, тех, которые, что называется, держат рынок.
Что касается названия, можно назвать это Советом потребителей энергетического оборудования. Название условное, конечно, но суть отражает. Можно собираться  на базе крупного участника рынка. Например, Совет служб МТО нефтегазового комплекса мы проводили в переговорной руководителя «Газкомплектимпэкса» –– на тот момент централизованного закупщика «Газпрома».
Сегодня совсем иной уровень средств коммуникации. Очные заседания можно проводить на базе одной из крупных компаний: «РусГидро», «Фортума», «Интер РАО» и других. А в промежутках между очными встречами можно обсуждать предложения и согласовывать проекты документов в закрытой группе в «Телеграме».
Уверена, что неформальные площадки без лишней бюрократии, как это принято в министерствах,  будет весьма полезны. Многое непредсказуемо, турбулентно, поэтому координация усилий особенно необходима. У нас есть опыт такой работы. При принципиальном согласии готовы организовать общение представителей крупнейших участников рынка.
Коллеги, спасибо за внимание. Хотелось бы, чтобы участники кратко высказались по наиболее острым проблемам, по вопросам, где требуется согласовать интересы заказчиков и поставщиков,  а также по механизму такой  совместной работы.

 

Предложения можно направлять по адресу: info@tek-r.ru
Телефоны: +7 (495) 514-44-68,  514-58-56

Предложить новость »



Рейтинг@@Mail.ru
^