Диана Галиева: приоритеты импортозамещения часто совпадают с перечнями продукции двойного назначения или ограниченного доступа

28.11.2022    2 мин.    Экономика

В 2022 году сложно представить тему, более обсуждаемую, чем развилки импортозамещения,— о них говорят почти на каждом форуме и совещании. Общая рамка ясна: под беспрецедентными санкциями и в условиях проблем с импортными поставками власти хотят достичь технологического суверенитета, желательно за счет прорывных технологий и без слепого копирования иностранных образцов. Чиновники говорят, что готовы оказывать столь же беспрецедентную поддержку подобным проектам (см. “Ъ” от 18 октября). Впрочем, на рынке стоимость импортозамещения оценивают еще выше — из-за сбоев и удорожания поставок и дефицита квалифицированных кадров (см. “Ъ” от 16 ноября).

Иллюстрацией того, какие барьеры на практике встают перед производителями, может служить размещенный на днях на regulation.gov.ru проект постановления Минпромторга, посвященный «переносу вправо», как теперь говорят, в неясное будущее, запуска одного импортозамещающего производства. Московский эндокринный завод (МЭЗ) планировал запустить в Брянской области выпуск специфичных фармсубстанций, а в Москве — производить из них лекарства. Всего — ?993 рабочих места и 23 тонны активных субстанций ежегодно. Оба проекта реализуются с 2019 года за счет фармацевтической госпрограммы и финансируются из бюджета.

Однако выяснилось, что в 2022 году проекты де-факто были поставлены на паузу. Пояснительная записка внятно описывает причины: увеличились сроки проектирования импортного оборудования, аналогов которого в РФ нет, из-за чего поехали сроки получения заключений на ввод объектов в эксплуатацию, за время согласований выросла стоимость реализации проекта из-за удорожания стройматериалов — и выделенных из бюджета средств не хватило, чтобы найти подрядчика для строительства отдельных объектов. В результате выделенные на этот проект в 2022 году госсредства под конец года Минпромторг предлагает перераспределить на другие цели — например, на строительство дорог, которое идет с опережением, или поддержку банковских гарантийных продуктов. В последующие же три года по задумке ведомства МЭЗ получит положенные ему деньги — в частности, заводу согласовали увеличение смет. Однако исключать, что проекту потребуется новый пересмотр стоимости, не стоит.

Перечисленные проблемы фармпроизводства неуникальны и де-факто формируют «клиентский путь» для многих инвестпроектов. Исключительность МЭЗ в том, что речь идет о производстве наркотических и психотропных веществ — и, очевидно, пристальном внимании к нему силовиков. Впрочем, и без этого теперь никуда: приоритеты импортозамещения часто совпадают с перечнями продукции двойного назначения или ограниченного доступа — будь то фармацевтика, радиоэлектроника, связь, двигателестроение и даже IT-системы.

Диана Галиева, Коммерсантъ

VII Конференция "Инвестиционные проекты, модернизация, закупки в электроэнергетике", Инвестэнерго-2025

XVIII Конференция "Снабжение в нефтегазовом комплексе", Нефтегазснаб-2024, 19-20 марта 2024 года

XII Конференция "Строительство в нефтегазовом комплексе", Нефтегазстрой-2024, 29 мая 2024 года

Настенная карта "Инвестиционные проекты в электроэнергетике - 2024"

Настенная карта "Инвестиционные проекты в нефтегазовом комплексе - 2023"

Настенная карта "Российская нефтегазопереработка - 2024"

Продукция и услуги для ТЭК Доска коммерческих объявлений

Предложить новость »


Последние новости


Рейтинг@@Mail.ru
^