Запись выступления на конференции "Нефтегазсервис-2022"

31.10.2022    4.5 мин.    Нефтегазовая промышленность

НефтегазсервисСтенограмма выступления директора агентства "ТЭК-Рейтинг", председателя подкомитета ТПП РФ по взаимодействию ТЭК со смежными отраслями промышленности Елены Логиновой на ежегодной конференции "Нефтегазовый сервис в России" (Нефтегазсервис-2022), которая состоялась 26.10.2022 в отеле InterContinental 

Здравствуйте!

Прежде всего спасибо, что приехали. Приятно видеть в зале знакомые лица, которые регулярно приезжают на встречи заказчиков с поставщиками и подрядчиками.
Последние 20 лет, на каждой нефтегазовой конференции отраслевики говорят о непростом времени. Думаю, что сегодня многие бы хотели вернуться в то «непростое» в кавычках время. Только сегодня в полной мере мы осознаем, что такое действительно непростое время. При этом приходится думать о том, что будет завтра и мы все понимаем, что проблемы будут нарастать.
Участники конференций «Нефтегазсервис» помнят многие вехи в развитии отрасли. Мы помним, как нефтегазовые компании обосновывали вычленение нефтесервисных активов, формируя конкурентный рынок. Потом те же компании стали обосновывать возврат нефтесервиса. Так, сегодня «РН–Бурение» и «РН–Сервис»  – крупнейшие участники рынка.
Мы помним, как в «тучные годы», годы высоких нефтяных цен, когда были все условия для развития как нефтесервиса, так и нефтяного машиностроения, погибли Волгоградский завод буровой техники, Кунгурский машзавод и другие производства бурового оборудования.
Мы помним первые санкции 2014 года, когда в этом зале воодушевленно выступали руководители нефтесервисных и машиностроительных компаний, «вот теперь–то уж вынуждены будут с нами считаться, пойти нам на встречу!». Да, первое время был ажиотаж, обеспокоенность, но через некоторое время многое «устаканилось» и западный импорт продолжился.  Что–то об этом мы слышали, когда, например, узнавали о небольших штрафах, которые наложил Минфин США на Шлюмберже за то, что компания Камерон  поставляла противовыбросовое оборудование для российского шельфа.
Сегодняшние проблемы во многом обусловлены тем, что до 2014 года отрасль была ориентирована на западную технику, а после введения санкций началось частое повторение слова «импортозамещение». К сожалению, частое повторение этого магического слова, на мой взгляд, качественно не изменило ситуацию с производством в России высокотехнологичной продукции.
Мое мнение, что долгие годы импортозамещение было как бы в отрыве от заказчиков. То есть нефтегазовые компании, как закупали по импорту, так и закупали, а параллельно, чиновники осваивали бюджеты на импортозамещение. Да, какие–то группы, советы были, но реально эти процессы, на мой взгляд  шли параллельно. Не случайно сегодня за импортозамещение взялся Александр Дюков, возглавив центр компетенций, создав нефтегазовый институт ИНТИ, сотрудник его компании сегодня возглавил профильный департамент и так далее. И это правильно. Чиновникам, которые не только не работали на буровой или промысле, но даже не имеют технического образования сложно решать кому дать денег, а кому нет. Это должны делать заказчики, то есть те, кому на этом оборудовании работать.
К сожалению, даже сегодня часто многое сводят к тому, что поставщиков из США и Европы хотят заменить поставщиками из Юго–Восточной Азии, Турции и Ирана. Как достижение называют огромные, постоянно растущие цифры параллельного импорта, то есть опять речь идет о чем угодно, но не о развитии  наших поставщиков оборудования и услуг.
Вот сейчас, как огромное достижение преподносят то, что под руководством академика Соломонова создан отечественный гидроразрыв пласта. Да, Юрий Семенович –– гордость русского народа, создатель ядерного щита, мы помним его по совещаниям ВПК–ТЭК, которые мы проводили  в Воткинске и все такое, но зачем гидроразрыв? Специалисты говорят, что у нас много иностранных флотов гидроразрыва и это далеко не самое главное. Не лучше ли было комплектующими заниматься? Причем делать это надо было еще в тучные годы или хотя бы с момента введения первых санкций в 2014 году. Но нет, это видно не очень интересно …
На днях в Совете Федерации были обнародованы данные, что за  период с 2015 по 2021 годы объем инвестиций в импортозамещение составил более трех триллионов рублей. Что мы получили, каковы результаты? В отчетах все хорошо. Теперь на импортозамещение дадут еще больше –– 5,2 триллиона рублей. На мой взгляд, принципиально важно, в интересах, как любят сегодня говорить, национальной безопасности, чтобы эти деньги контролировали те, кто будет непосредственно использовать продукцию и услуги.
Сегодня буровая установка, агрегат для ремонта скважин, геофизическое оборудование, инструмент –– не менее важны, чем продукция ВПК. Поразительно, что в нефтегазодобывающей стране за столько лет не осознали, что ТНГ–Групп, Буринтех, Уралмаш, Машпром –– не менее важны, чем оборонные заводы. Впрочем, когда видишь, что не только Юргинский, но и Мотовилихинский завод с 2018 года не может выйти из состояния банкротства, то не знаешь, что и подумать.
В вашей сфере, коллеги, в области бурения, КРС ситуация еще не столь  плачевная, а вот недавно мы проводили мероприятие по нефте– и газохимии, так там вообще многие технологии западные. А если по западным лицензиям, то и  иностранное оборудование и даже строители.  Когда мы готовили рейтинг по угольному оборудованию, то увидели огромные поставки из США и Польши. То есть много слов, громких заявлений, потемкинских деревень, рапортов, а на деле все несколько иначе.
Под влиянием внешних обстоятельств ситуация меняется. Инициатива переходит к руководителям компаний. Я уже приводила в пример деятельность главы «Газпром нефти» Александра Дюкова. Он определяет ситуацию, к его слову прислушиваются чиновники ибо он компетентен, у него есть хорошая команда профессионалов, он лучше любых чиновников знает не только ЧТО нужно делать, но и самое главное КАК  делать.
Думаю, что сегодня сама жизнь заставит ТЭК тесно работать с подрядчиками и поставщиками. Мы помним, как в тяжелые 90–е ЛУКОЙЛ без всякой государственной поддержки на свои деньги запустил производство цементировочных агрегатов на «Ижнефтемаше». Мне приходилось бывать на многих машиностроительных заводах и, естественно, на «Ижнефтемаше» и видела, что  Торговый дом ЛУКОЙЛ не только вернул инвестиции, но и неплохо заработал на поставках техники. Другой, более свежий пример –– нефтесервисная  группа без всякой господдержки,  запустила производство кустовых буровых установок «Екатерина» в Екатеринбурге. Примеры есть. Мне непонятно почему последние годы импортозамещение свели к распределению госбюджета. К сожалению, некоторые чиновники, мягко говоря, далеки, как от нефтесервисной, так и машиностроительной отрасли.
На мой взгляд, взаимодействие заказчиков с подрядчиками и поставщиками –– залог успеха. Для облегчения таких коммуникаций и созданы Московские нефтегазовые конференции. Мы противники пафосного формата, когда чиновник делает  доклад, а участники не могут его даже спросить о наболевшем, задать вопросы, пообщаться. Мы с самого начала пытаемся реализовать клубный формат проведения встреч, без лишнего пафоса, когда есть возможность для неформального общения. Чиновники обычно предпочитают иной формат, поэтому у нас редко бывают. Наш девиз «Новые встречи, новые возможности!» хорошо отражает цель мероприятий. Только взаимодействие людей дела, представителей реальных компаний, поможет выжить, сохранить  бизнес в сложнейшее время. 
Спасибо за внимание!

Настенная карта "Российская нефтегазопереработка - 2024"

Настенная карта "Инвестиционные проекты в нефтегазовом комплексе - 2023"

Настенная карта "Инвестиционные проекты в электроэнергетике - 2024"

Продукция и услуги для ТЭК Доска коммерческих объявлений

Индикативные (базовые) цены на продукцию для нефтегазового комплекса

Рейтинг поставщиков оборудования и материалов для угольной промышленности

Рейтинг служб МТО генерирующих и сетевых компаний

Рейтинг поставщиков оборудования и материалов для электроэнергетики

Рейтинг производителей трубной продукции

Предложить новость »



Рейтинг@@Mail.ru
^