Новые российские стандарты не учитывают отечественную технологическую базу

03.08.2022    9.8 мин.    Нефтегазовая промышленность

Нижневартовск. Главный  редактор Агентства нефтегазовой информации Рим Арсланов и председатель рейтингового агентства поставщиков ТЭК (ТЭК–Рейтинг)  Александр Романихин, который более 20 лет руководил Союзом производителей нефтегазового оборудования, продолжают обсуждать актуальную тему отраслевого  импортозамещения. Сегодня разговор о стандартизации и сертификации, роли стандартов в производстве оборудования для ТЭК.    

- Александр Владимирович, вчера председатель правительства Михаил Мишустин встречался с руководителем  Росстандарта Антоном Шалаевым. Речь шла о роли стандартов в технологическом суверенитете страны, в частности, стандартах для нефтяников и газовиков. Было отмечено, что стандарты обновлены во многих областях  нефтегазовой отрасли. Так ли это?

- Как гласит русская народная пословица «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». К сожалению, принимаемые стандарты срисованы с международных, кругом ссылки на иностранные документы, а такой подход лишь усугубляет зависимость от иностранной продукции. В ряде стандартов на нефтегазовое оборудование, в частности, Национальный стандарт «Нефтяная и газовая промышленность. Оборудование буровое и эксплуатационное. Оборудование со стволовым проходом. Общие технические требования», который утвердил Росстандарт, содержит сложную системы округления. Понятно, что там в основе были стандарты американцев.

- Вы имеете в виду стандарты American Petroleum Institute (API)?  

- Да, конечно. Заводчане жалуются, что многое взято из API и других иностранных стандартов, ссылки на иностранные документы, поэтому порой лучше просто перевести API на русский без подобной «адаптации».

- Но Китай полностью ориентирован на API. Известно, что Китай крупнейший покупатель американских стандартов. Почему бы и нам не пойти по пути Поднебесной?

- Китай все делал с нуля, он не имел собственной технологической базы, поэтому и был ориентирован на API. У него не было ничего своего, все делалось с чистого листа. В СССР были НИИ, КБ, заводы, ГОСТы, порой, более жесткие, чем API.

Если стоит задача угробить нашу промышленность и дать зеленый свет китайскому оборудованию, то тогда надо переходить на API. Китайское оборудование полностью ему соответствует.

- Хорошо, а можно конкретнее, почему API не подходит для России?

 - Американские стандарты созданы под американскую технологическую базу. У нас она другая. У нас все другое: стали, резьбы, краски, термообработка, технологии. Несмотря на все сложности, некоторые наши заводы получили монограмму API, но после начала спецоперации американцы ее отозвали.

- Где сегодня готовят стандарты на российское нефтегазовое оборудование?  

- При Росстандарте есть Технический комитет 023 «Нефтяная и газовая промышленность». В руководстве ТК Газпром, Транснефть, ЛУКОЙЛ. В  составе ТК  не видел ни одного специалиста крупного машиностроительного предприятия. А стандарты пишут для них! Им потом изготавливать оборудование по этим стандартам.

- Но нефтяникам и газовикам на этом оборудовании работать. На мой взгляд, логично, что там руководят заказчики. У нас же рынок покупателя, а не продавца…  

- Одного и того же результата можно добиться разными способами. В стандартах же часто зашивают процесс. Машиностроитель должен получать результат, исходя из имеющих у него технологической базы, станков, печей, стендов и всего прочего. Нефтяникам и газовикам, которые во все это не вникают, по большому счету все равно. Поэтому либо модернизируйте всю производственную базу, меняйте на американскую, либо считайтесь с имеющимися реалиями. Заодно, кстати, придется и систему образования перестроить. Она у нас тоже не ориентирована на американские стандарты.

- Ваша позиция по Институту развития нефтегазовых технологий (ИНТИ), роль которого недавно отметил даже Президент Путин?

- ИНТИ планомерно привлекает к стандартам машиностроителей, которым все это делать. Хотелось бы, чтобы ИНТИ не повторял ошибок своих предшественников, когда стандарты на машиностроительную продукцию готовились с факультативным участием машиностроителей.

- Поговорим о системах аккредитации поставщиков и подрядчиков. Много лет назад мы писали об  аккредитации подрядчиков Газпрома какими–то сторонними фирмами. Все это происходило за счет  заводов. Ничего не поменялось?

- Поменялось название. Теперь у Газпрома есть система добровольной сертификации ИНТЕРГАЗСЕРТ. Заводы знают насколько она добровольная и можно ли поставлять оборудование без оплаты сертификата. А сертификат дорогой и его надо приобретать на каждый типоразмерный ряд. Особенно дико это выглядит, когда говорят кругом об импортозамещении и поддержке машиностроения. Всегда удивлялся, почему атомщиков устраивает собственная приемка, а для поставок Газпрому заводы должны каким–то малопонятным структурам деньги перечислять.

- Да, причем получив сертификат у Газпрома, заводу потом приходится проходить аналогичную процедуру в Транснефти и так далее.  Почему бы ИНТИ не положить этому конец и не ввести единую отраслевую аккредитацию?

- На мой взгляд, это первоочередная задача ИНТИ, после чего он сразу получит авторитет среди машиностроителей. Но сломать такую систему очень непросто. По аккомпанемент разговоров о том, что «у нас ответственное оборудование», «мы не можем оставить поставщиков без проверки», «вы что, хотите, чтобы у нас были аварии?!» и пр., и пр, происходит обогащение разных непроизводственных структур за счет производственных предприятий. Сможет ли ИНТИ сломать все это и заменить общеотраслевой системой  — не знаю…

- Понятно, что здесь мощное лобби, на поставках делают серьезные деньги. Раз мы заговорили о поставках, то какую отраслевую систему материально–технического обеспечения вы считаете наиболее передовой.

- По всем опросам уже много лет лидирует МТО компании  «Газпром нефть». Там выстроена настолько уникальная система закупок, что приезжали перенимать опыт иностранцы. В ряде номинаций победа у Роснефти. Но сегодня, на мой взгляд, надо отказываться от тендерной системы в пользу распределения заказа по основным поставщикам.

- Поясните свою мысль. 

- Не должно быть лотереи для заводов. Например, арматуру для Транснефти делают заводы «Гусар» во Владимирской области и «Тяжпромарматура» из Тульской области. Заказы надо, на мой взгляд,  распределять и тому, и другому. Аналогично и по насосам для нефтедобычи. Здесь основные: Борец, АЛНАС, НОВОМЕТ. По буровым установкам: УСПК и Уралмаш НГО. По превенторам:  Машпром и Станкотехника. По верхним приводам – Электромеханика и Уралмаш НГО. Список очень длинный, но практически по всем основным видам нефтегазового оборудования есть 2–4 основных производителя. Если какой–то закроется, то появится монополия, которая ударит в первую очередь по самим нефтяникам и газовикам. Помимо общегосударственных интересов, сохранения национальной промышленности, банкротство заводов невыгодно сами нефтяникам и газовикам. В частности, доминирование на рынке по бесшовной трубе Трубной металлургической компании, на мой взгляд, не очень хорошая история.

- В условиях рынка мне странно слышать призывы к распределению заказов…  А как же здоровая конкуренция?

- Не с кем конкурировать. Заводов, которые имеют свою конструкторскую базу осталось мало. Оставшимся надо что–то планировать, вкладывать в свое развитие, а не ждать результатов тендера, как своего рода лотереи… Нужно эффективно использовать научно–технический и производственный потенциал всей отечественной промышленности.  Для этого промышленным предприятиям нужна предсказуемость.

Полезно провести паспортизацию предприятий, чтобы понять, кто является «калькодержателем», имеет полноценные КБ, разработки, у кого в штате конструкторы и технологи, а кто просто занимается сборкой или вообще посредник.

Не призываю никого закрывать, цех с двумя станками тоже имеет право на существование,  он может  обеспечивать крупные производства. Но основных производителей со своей конструкторской базой, необходимо беречь, как зеницу ока. А что у нас? В «тучные годы», когда была высокая цена на нефть и не вводились никакие санкции, закрылась большая группа российских заводов, обеспечивающих ТЭК важнейшим оборудованием. Причем бедолаги пережили лихие 90–е, но вот нынешняя система закупок их добила.

- Да, вспоминаю историю с флагманом угольного машиностроения – Юргинским машзаводом, который развалился после перехода в Ростех… Основной производитель штанг для станков–качалок — Мотовилихинский завод  – присоединен к Ростеху и тоже в процессе банкротства… Нет Кунгурского и Ишимбайского заводов, ВЗБТ и многих других…

- Сегодня не надо никуда никого присоединять. Надо дать возможность оставшимся машиностроителям выжить. Это касается и тендерной системы, и стандартов, и всяких надуманных добровольных сертификаций. Все равно машиностроение дает ерунду в общем объеме налогообложения, поэтому я бы минимизировал всяческие поборы с производителей оборудования. А для того, чтобы понять, кто производитель, а кто не очень, и нужна паспортизация предприятий. Только делать это, на мой взгляд,  надо не Минпромторгу, где машиностроителей … мало, а иначе. Заказчики лучше всех  знают, кто производитель, а кто посредник. 

Напоминаем, что на нашем сайте проходит опрос: "Кто должен курировать импортозамещение в ТЭК?" .

Агентство нефтегазовой информации

Предложить новость »


Рекомендуем почитать

Последние новости


Рейтинг@@Mail.ru
^