Руководитель АО "Инфравэб" Денис Ноздрачев: Порядка 70% наших консультационных услуг — это работа на рынок

30.04.2022    9.4 мин.    Нефтегазовая промышленность

Какие задачи в целом ставит перед собой «ИнфраВЭБ», какие инфраструктурные проекты могут попасть в зону его внимания и могут ли рассчитывать на его помощь представители не только крупного, но и малого и среднего бизнеса?
На днях компания «ИнфраВЭБ» заключила соглашение об участии в реализации интегрированного инфраструктурного мегапроекта «Создание национального горнопромышленного кластера со строительством глубоководного морского порта Индига и железнодорожной магистрали Сосногорск — Индига в Арктической зоне Российской Федерации». Соглашение предусматривает создание транспортной, энергетической и телекоммуникационной инфраструктуры для воспроизводства минерально-сырьевой базы, освоения месторождений полезных ископаемых и развития горнорудных проектов на территории Республики Коми и Ненецкого автономного округа, а также обеспечения выхода железнодорожного сообщения на Северный морской путь через глубоководный морской порт Индига.
«Помимо стратегических задач, решаемых комплексным мегапроектом, его инфраструктурная и промышленная часть позволит обеспечить новые рабочие места, сделает регионы более инвестиционно привлекательными и даст стимул для роста бизнес-активности. Мы рады быть частью этого проекта и приложим максимум усилий для достижения всех поставленных перед ним целей», — отметил генеральный директор «ИнфраВЭБ» Денис Ноздрачев, с которым Business FM решила поговорить подробнее: какие задачи в целом ставит перед собой «ИнфраВЭБ», какие инфраструктурные проекты могут попасть в зону его внимания и могут ли рассчитывать на его помощь представители не только крупного, но и малого и среднего бизнеса?

Так что это за структура — «ИнфраВЭБ»? Каковы основные направления ее деятельности и как строится финансовая часть ее работы?
Денис Ноздрачев: «ИнфраВЭБ» — это специализированный институт развития, входящий в группу ВЭБ.РФ, и наша основная задача — поддержка инвестиционных проектов на начальной стадии их реализации. Мы помогаем инвесторам, в первую очередь консультационно, при разработке проектов, направленных на развитие стратегически значимых отраслей российской экономики. Уже более 20 лет мы сосредоточены на сложных, нетиповых проектах с применением механизмов государственно-частного партнерства. Только за последние пять лет с привлечением внебюджетного финансирования было успешно реализовано 50 таких проектов, способствующих достижению целей ряда национальных проектов, связанных с созданием безопасных и качественных дорог, модернизацией и расширением магистральной инфраструктуры, экологией, здравоохранением, цифровой экономикой, организацией городской среды, туризмом и так далее.

Сколько проектов у вас могут находиться в одномоментной проработке?
Денис Ноздрачев: На данный момент таких проектов более трех десятков.

Когда зарубежные консалтинговые компании начали заявлять об уходе с российского рынка, вы поняли, что у вас заметно вырастет объем работ? Или в вашей сфере вы фактически монополисты и конкурентов у вас нет?
Денис Ноздрачев: Нельзя сказать, что мы прямо монополисты, но на рынке достаточно ограниченное число компаний, предоставляющих услуги, сравнимые с нашими. Одна из отличительных особенностей «ИнфраВЭБ», в частности, то, что мы единственные на российском рынке, кто сегодня оказывает не только консультационную, но и финансовую поддержку инициаторам проектов развития, в отдельных случаях принимая на себя часть рисков. Проектов в нашем пайплайне всегда много. Поэтому в своей работе, пока во всяком случае, мы не почувствовали каких-то изменений.

Какие еще критерии вы учитываете при отборе проектов, кроме того, что они должны быть направлены на развитие стратегически значимых отраслей российской экономики?
Денис Ноздрачев: Если мы говорим про консалтинг, то в первую очередь «ИнфраВЭБ» совместно с инициатором проекта оценивает перспективность самой бизнес-идеи. Если мы видим, что потенциал у проекта хороший, а бизнес-партнер надежный, со своей стороны мы готовы включаться в проект. Если же говорить о финансовой поддержке, тут ключевым условием является заинтересованность ВЭБ.РФ в дальнейшем участии в проекте. То есть «ИнфраВЭБ» финансирует начальные стадии реализации проекта, если он, проект, имеет высокую вероятность в дальнейшем привлечь основное финансирование от ВЭБ.РФ. Основополагающей при принятии решения тут является, подчеркну еще раз, значимость проекта в достижении национальных целей и развитии территорий. Так, только в прошлом году «ИнфраВЭБ» участвовал в подготовке более 50 инвестиционных проектов общей стоимостью более 4,5 трлн рублей, направленных на развитие транспортной, социальной, коммунальной инфраструктуры, новых производств.

Есть ли примерная статистика из тех проектов, которые вы консультируете, сколько в итоге ВЭБ берет на финансирование, а сколько уходит «на сторону»?
Денис Ноздрачев: Порядка 70% наших консультационных услуг — это работа на рынок. Инициатор проекта может использовать результат нашей работы при обращении в другие финансовые институты.

Можете привести конкретные примеры новых проектов, которыми вы занимались в последние несколько месяцев?
Денис Ноздрачев: В нашей деятельности есть один нюанс. Поскольку мы консалтинговая компания и работаем на этапе старта проекта, для которого характерна некая доля неопределенности, мы предпочитаем не рассказывать о проекте, пока он в наших руках, а дожидаемся, когда эффект от его реализации станет очевиден для его конечных пользователей. Поймите правильно: пока нет гарантии, что проект в дальнейшем получит финансирование и будет запущен, рассказывать о его разработке преждевременно. И, думаю, юристы со мной не поспорят, так как многие из наших соглашений не предусматривают разглашение информации. Из актуальных проектов, в запуске которых принимал участие «ИнфраВЭБ» и которые на данный момент реализуются, можно назвать ЦКАД (участок 4), всесезонный туристско-рекреационный комплекс «Завидово», проект «Верхнепышминский трамвай», автодорога «Восточный выезд из г. Уфы», строительство мостового перехода через реку Чусовую (Пермь), «Обход г. Аксая». Как вы понимаете, это далеко не полный список.

Кто ваши основные клиенты? Региональные власти, госкорпорации, частные инвесторы?
Денис Ноздрачев: Мы в основном работаем с инициаторами бизнес-идей, а значит, у нас обязательно должен быть заказчик, заинтересованный в коммерциализации своего проекта. При этом в целом ВЭБ.РФ поддерживает и проекты региональных властей. Такую работу на самом начальном этапе ведет одна из организаций, входящих в экосистему группы, — Национальный центр государственно-частного партнерства. Центр участвует в проработке инвестиционной инициативы, обучает специалистов для эффективной дальнейшей реализации проектов ГЧП в конкретном регионе, где инициатором выступают территориальные органы власти.
Вопрос привлечения частных инвестиций — один из ключевых вопросов в развитии множества отраслей и реализации множества нацпроектов.

С вашей точки зрения, что сегодня стимулирует инвесторов и, напротив, что тормозит их приход в российскую экономику?
Денис Ноздрачев: Говоря о крупных, комплексных проектах, в числе основных сдерживающих факторов можно отметить большую капиталоемкость и длительный срок окупаемости, требования со стороны финансирующей организации к размеру собственных средств, низкий уровень развития обеспечивающей инфраструктуры (транспортной, энергетической, дорожной) на территории, предусмотренной для реализации проекта. Не менее важно и наличие у инвестора опыта в управлении комплексными объектами. Проекту может помешать переоценка маркетингового потенциала территории и макроэкономическая нестабильность. В противовес этим факторам инвестиционные инициативы поощряются различными мерами господдержки, включая льготное финансирование и субсидирование процентной ставки по кредитам. Нельзя не сказать и о наличии экспортного потенциала, а также внутреннего спроса и потенциала развития рынка в целом.

С вашей точки зрения, важно ли сегодня развивать и расширять эти стимулирующие факторы?
Денис Ноздрачев: Жизнь не стоит на месте, внося коррективы во все без исключения. Безусловно, изменения отражаются и на инфраструктурных инициативах. В текущих условиях для сохранения крупных проектов, необходимых для развития территорий, бизнес еще более рассчитывает на усиление мер государственной поддержки, в числе которых основными являются прямые субсидии, концессии, механизмы ГЧП, фабрика проектного финансирования ВЭБ.РФ, соглашение о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК). Из-за высокой ключевой ставки и, как следствие, высокой стоимости заимствований льготное кредитование, субсидирование и другая прямая финансовая поддержка со стороны бюджета как минимум в ближайшие два-три квартала, на наш взгляд, будет играть определяющую роль при запуске инфраструктурных проектов. При этом хотелось бы отметить, что в последнее время внутренние инвесторы уже смогли почувствовать расширение списка мер поддержки. Так, только в 2021 году, который можно смело назвать переломным для формирования стимулирующих мер, инвесторам стали доступны инфраструктурный бюджетный кредит, программа строительства школ по концессиям и кампусов по ГЧП, а также такой региональный механизм поддержки, как дальневосточная концессия.

ГЧП — один из возможных в данном случае вариантов. В каких сегментах оно сегодня наиболее распространено и вправе ли мы вообще делать на него особую ставку?
Денис Ноздрачев: Наверное, уже не осталось таких сфер, куда бы не проник механизм ГЧП. Естественно, он более эффективен в крупных инфраструктурных проектах, в проектах с низкой для инвестора рентабельностью или в проектах, которые нужно подстраховать ГЧП-«упаковкой», то есть не требующих, например, значительного объема бюджетных инвестиций. По статистике прошлого года, наибольшее число проектов было в коммунально-энергетической сфере, далее — в социальной инфраструктуре, и замыкали тройку лидеров проекты в сфере транспорта, благоустройства, развития сопутствующей инженерно-технической инфраструктуры. Именно для таких проектов, дающих существенные бюджетные и социальные эффекты, механизм ГЧП является одним из наиболее эффективных. Кроме того, сейчас мы наблюдаем повышенный интерес к ГЧП в тех сферах, где до недавнего времени широкой практики применения этот механизм не находил. В первую очередь я имею в виду создание, модернизацию промышленных объектов в силу потребности в импортозамещении и обеспечение промышленных проектов необходимой инфраструктурой.

Предположим, есть инвестор и есть его готовность вложиться в тот или иной проект. С чего вы бы посоветовали ему начать?
Денис Ноздрачев: В первую очередь я посоветовал бы не бояться обращаться за консультационной поддержкой на самых ранних стадиях. Это поможет избежать многих ошибок и проработать проект с учетом всех ключевых факторов его реализации. Есть еще инвесторы, которые считают, что такая поддержка дорогостоящая и даже избыточная. Я с уверенностью могу сказать, что это заблуждение, которое может загубить даже идею с хорошим потенциалом. Консультационные услуги на этапе знакомства с проектом могут быть и вовсе бесплатными и при этом с высоким уровнем экспертизы. У нас такие проекты есть. Первичная поддержка может скорректировать идею, помочь в ее грамотной структуризации, а то, насколько структурно и комплексно будут определены, а в последующем отработаны и закрыты все основные вызовы, будет напрямую влиять на успешность проекта в целом. Иначе инвестор может проделать большой объем работ, которые потребуют значительных переделок, что повлечет дополнительные финансовые и временные затраты.

Конечно, при слове «инвестиция» сразу рисуется нечто масштабное. А как вы оцениваете в данном случае вклад малого и среднего бизнеса? Остается ли ему место на этом празднике инфраструктурной жизни?
Денис Ноздрачев: Если говорить о крупных инвестиционных проектах, то инвесторы из сегмента МСП, как правило, не выступают в них инициаторами. Но при этом они могут привлекаться к участию в создании экосистемы таких проектов.

ВЭБ.РФ

Рейтинг поставщиков нефтегазового комплекса

Рейтинг производителей оборудования, катализаторов и инжиниринговых компаний для нефтегазопереработки

Рейтинг нефтесервисных компаний

Рейтинг нефтегазостроительных компаний

Рейтинг производителей трубной продукции для нефтегазового комплекса

Рейтинги поставщиков топливно-энергетического комплекса

Рейтинг служб материально-технического обеспечения нефтегазовых компаний

Индикаторы цен на продукцию для нефтегазового комплекса

XI Конференция "Строительство в нефтегазовом комплексе", Нефтегазстрой-2022, 26 мая 2022 года

XII Конференция "Модернизация производств для переработки нефти и газа", Нефтегазопереработка-2022, 29 сентября 2022 года

ХVI Конференция "Нефтегазовый сервис в России", Нефтегазсервис-2022, 27 октября 2022 года

ХV Конференция "Подряды на нефтегазовом шельфе", Нефтегазшельф-2022,28 октября 2022 года

Telegram-канал Модернизация ТЭК

Настенные карты "Инвестиционная активность в российском ТЭК

 

Предложить новость »


Рекомендуем почитать


Рейтинг@@Mail.ru
^