Кризис в производстве буровой техники в РФ усугубило обилие нефте- и газодолларов

24.03.2022    3.9 мин.    Нефтегазовая промышленность

— При сокращении экспорта, естественно, снизится добыча. Инвестиции будут уменьшать, поэтому бурение упадет. Это логично. По некоторым оценкам, падение может достигнуть 30 %.

— А как с капитальным ремонтом скважин?

— КРС должны сохранить для поддержания существующего фонда.

— Кто из буровых компаний пострадает больше всего?

— В России всего три нефтегазовые компании («Газпром», «Роснефть» и «Сургутнефтегаз») имеют свое бурение. При необходимости они приглашают буровиков со стороны. Из независимых буровых компаний наиболее сильны «Евразия», ССК, «Эриэлл», «КАТойл-Дриллин», АРГОС и ряд других. Есть также много мелких игроков. Естественно, что меньше пострадает сервис внутри нефтегазовой компании, остальные будут обеспечены по остаточному принципу.

— Помимо буровых компаний кого из машиностроителей это затронет?

— Думаю, что больше пострадают  производители буровых установок, те, кто изготавливает конечную продукцию. В частности, «Уралмаш НГО Холдинг», УСПК, хотя последний, по моей информации имеет большой контракт. Так, за последние годы «Уралмаш НГО Холдинг» приложил много усилий к тому, чтобы делать у себя большую часть буровой установки. Но в условиях падения спроса это только в минус. Ужаться таким предприятиям сложнее, у них нет гибкости. Первое время запчасти позволят им как-то удержать производство, но если ситуация затянется, то они могут повторить судьбу ВЗБТ. Кстати, положение ВЗБТ сильно усугубили «гаражи», облепившие завод. Не являясь правообладателями, они поставляли на рынок запасные части, что и вынудило солидное предприятие свернуть производство. Хотя, как мы знаем, запчасти к буровым установкам – важный источник прибыли таких заводов.

— Наверное сейчас будет не до внедрения новой техники и технологий?

— Знаете, по моим наблюдениям, внедрение эффективной техники в бурении и КРС как раз происходило в период кризисов. Так, автоматизированные гидравлические буровые ключи с программным управлением ГКШ заменили устаревшие ключи АПР именно в период кризиса. При кризисе заменили гидравлические индикаторы веса (ГИВ) на электронные (ИВЭ), имеющие более широкий спектр контроля параметров бурения и ГРП. Происходит это из–за того, что при кризисе нефтяники начинают считать деньги, работать с себестоимостью, потому вспоминают многое, что ранее лежало «под сукном».

— Что с допуском российских предприятий на рынок?

— Есть обязательный документ — сертификат  соответствия Таможенного союза (ТР ТС). Но у  «Газпрома» есть система добровольной сертификации ИНТЕРГАЗСЕРТ. Насколько она добровольная и можно ли поставлять оборудование без сертификата ИНТЕРГАЗСЕРТ — спросите у участников рынка. Заодно уточните,  во сколько им обходится получение этого сертификата за каждый типоразмерный ряд. Как можно в нынешних тяжелейших условиях брать такие деньги у производственников, не понимаю…Заводчане недоумевают — почему при поставках сверхответственного оборудования атомщикам есть просто жесткая приемка, а при поставках «Газпрому» надо платить деньги сторонней структуре.

— Мы писали об аккредитации подрядчиков Газпрома сторонними фирмами за деньги еще в 2009 году. Больше десяти лет прошло, а воз и ныне там…

— При этом несчастный завод должен получать аккредитацию отдельно у каждой монополии. Сначала у «Газпрома», потом на аналогичное – у «Транснефти» и так далее.  Кто–то должен положить этому конец и довольствоваться государственным сертификатом ТР ТС или хотя бы ввести единую отраслевую аккредитацию, например, силами технологического объединения нефтегазовых компаний — ИНТИ.

— Кто из машиностроителей в нынешних условиях останется на плаву?

— Гибкие предприятия, имеющие универсальные станки, способные переориентироваться на выпуск запасных частей, комплектующих.

— Например…

— «Уфагидромаш», «Гусар», «Машпром», «Идель Нефтемаш». Они и ряд других предприятий способны освоить производство запасных запчастей для бурового оборудования. Причем не как обезьяны, с помощью бездумного копирования, а с привлечением металловедов, технологов, конструкторов.

— Последние годы много говорят об импортозамещении ГРП. Этим занималось несколько команд, сейчас даже за это взялся знаменитый глава Московского института теплотехники академик Соломонов.

— С большим уважением отношусь к Юрию Семеновичу, мы с ним еще в 90-е годы летали на Воткинский завод. Сейчас он известен, а тогда был закрыт как Королев. Благодаря Юрию Дмитриевичу (Маслюков Ю.Д. — член Политбюро ЦК КПСС,  Председатель Военно-промышленной комиссии СССР, Председатель Госплана СССР, прим. ред.) узнал многих интересных людей. Но хочу уточнить, что российский комплекс гидроразрыва пласта был создан в 90-е годы концерном «Специальное машиностроение и металлургия» — бывшим Миноборонпромом СССР. К сожалению, агрегаты российскими нефтяниками востребованы не были. Они предпочитали, чтобы ГРП занимались западные сервисные компании, поэтому все российские машины за ненадобностью уехали работать в Казахстан. Вот такая печальная история с российским гидроразрывом, для создания которого тогдашнее правительство даже выделило целевую экспортную квоту нефти. Лишнее доказательство того, что любое импортозамещение в сырьевой отрасли должно проводиться самими нефтяниками и газовиками, в ином случае, деньги могут уйти в песок. 

— Вернемся  далее АНГИ

Предложить новость »


Рекомендуем почитать


Рейтинг@@Mail.ru
^