Разработчики ПО для ТЭК о "цифровой бюрократии" Минцифры России

28.09.2021 Нефтегазовая промышленность

23 июля 2021 года  Президиум Правительственной комиссии по цифровому развитию, использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности утвердил дорожную карту по развитию новых производственных технологий (НПТ). Правительство выделяет существенные средства на развитие и внедрение в России  отечественных программных платформ и прикладных систем управления производством. Разработка дорожной карты  велась под эгидой АНО «Цифровая экономика», в которой участвуют представители всех крупнейших промышленных компаний РФ. Кураторами реализации дорожной карты по разделу «Промышленность» являются ГК «Росатом» и ГК «Ростех». Заявленная цель реализации дорожной карты  — перевести к 2024 году 60% рабочих мест в промышленности на отечественное специализированное программное обеспечение. Основной механизм развития  — бюджетные субсидии в размере максимум 50% от требуемых инвестиций. К дорожной карте  прилагается карта информационных систем, развитие которых планируется поддерживать государством. Карта должна быть актуализирована до конца октября 2021 года.

Субсидии предполагается выдавать на конкурсной основе двум основным типам заемщиков: компаниям, которые внедряют у себя отечественное производственное ПО на поддержку проектов внедрения, и отечественным разработчикам ПО на разработку. Условие предоставления субсидий — через год-полтора по завершении разработки или внедрения надо показать эффект или рост выручки в размере в несколько раз превышающем размер субсидии. .

Профессиональное сообщество разработчиков программного обеспечения для  ТЭК обращает  внимание на некорректность представленной карты информационных систем. В карте отсутствуют целые классы производственного ПО ТЭК, на закупку которых за рубежом наши компании ежегодно тратят огромные средства. В частности, отсутствует класс ПО для разведки и разработки месторождений, моделирования месторождений. Отсутствует класс географических информационных систем, отсутствует класс систем коммерческого и технического учета электроэнергии, отсутствуют системы управления бурением, системы управления добычей нефти и газа, системы календарного планирования производства, системы моделирования технологических процессов.

На запрос в Министерство энергетики РФ по поводу капитальных пробелов в карте, мы получили неформальный ответ, что Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ решило не кооперироваться с Минэнерго России в части дорожной карты  НПТ. При этом мы с  Минэнерго  проводили работу по формулированию всех классов ПО ТЭК. Состав карты информационных систем и указанные в ней существующие отечественные разработчики ПО наводят на мысль, что карту составляли заинтересованные в господдержке организации. Поэтому перечень классов ограничен, а  разработчики указаны далеко не все. Попытки отраслевого сообщества актуализировать карту информационных систем через Минцифы России  ничего не дали, так как организация, отвечающая за актуальность описания предметных  областей, до сих пор не определена.

Мы как эксперты в области развития отечественного прикладного ПО ТЭК считаем необходимым оценить риски предложенного Минцифрой подхода к господдержке развития прикладного ПО.

1. В рамках текущей концепции госуправления в виде субсидирования компаний Минцифры России и Президиум Правительственной комиссии исходят из отсутствия в настоящий момент в РФ коммерческих промышленных технологий, пригодных для внедрения на производстве. Это совершенно не соответствует действительности. Предлагается разработать технологии с нуля. Данная концепция сформирована цифровыми бюрократами, оторвана от жизни и крайне рискованна, так как дает основания Заказчикам не внедрять отечественное коммерческое ПО.

2. Дорожная карта  НПТ не содержит упоминания о существующих в РФ классах ПО и разработчиков технологий. Дорожная карта не предполагает опираться на существующие технологические компании при достижении целевых показателей. Государство готово субсидировать новичков, которые заявят о готовности разработать ПО с нуля. Если новичок является частной коммерческой компанией, то ему предлагается фактически «путь на эшафот», так как разработать ПО  за субсидию за год-полтора и его массово продать невозможно. Механизм субсидий, особенно в размере 50%, рискованный. Подписываясь под гарантированными инвестициями, компания обязана продать через год-полтора в несколько раз больше, чем размер субсидий. Но если ПО не покупают сегодня, то какая гарантия, что его купят завтра? Посмотрите на серьезные проблемы с возвратом субсидий в российской электронной промышленности, например. А если ПО сегодня покупают, тогда компании и субсидии не нужны. Конечно, возможен и иной класс заемщиков — компании ТЭК или аффилированные с ними структуры. Таким структурам возвращать субсидии не надо будет по понятным причинам. Но и коммерческих продуктов они с нуля не создадут.

3. Наиболее актуальные проблемы российского рынка специализированного ПО дорожной картой НПТ  не решаются, а игнорируются. Основной механизм дорожной карты  НПТ — субсидирование производства. А реальная проблема состоит в отсутствии спроса. Конечно, в дорожной карте предусмотрена опция субсидий для Заказчиков, но не известен ни один случай в ТЭК, когда компания брала бы субсидию у государства на внедрение отечественного ПО. Во-первых, у этих компаний нет финансовых ограничений для подобных проектов. Во-вторых, никто не хочет пускать дополнительное государево око к себе в хозяйство. В компаниях ТЭК в основной массе существует устаревшая забюрократизированная система управления закупками, что приводит к фактически неконкурентным закупкам, приоритет в которых отдается западным производителям.  Правительство неохотно обращает внимание на уход бóльшей части компаний ТЭКа из-под действия 223-ФЗ. Условия предоставления субсидий не позволяют частным коммерческим структурам малого и среднего бизнеса обращаться за их получением, реальная поддержка частного малого и среднего бизнеса в сфере ИТ незначительна, знаем на собственном опыте. После нескольких лет непрерывного сжатия, открытого рынка информационных технологий  практически не осталось, бюджеты расходуются без конкурса на деятельность аффилированных интеграторов по закупке зачастую импортных решений, а частные разработчики ПО стагнируют. Мы считаем, что стимулировать надо не производство, а потребление технологий. И начинать этот процесс надо сегодня с имеющимися в РФ разработчиками технологий, их пока много.

4. Российские разработчики ПО находятся в состоянии реальной конкуренции с крупнейшими мировыми технологическими гигантами типа Siemens, Honeywell, Emerson, General Electric, Schneider Electric, Huawei Technologies, Schlumberger и др. Дорожная карта НПТ призвана обеспечить финансированием малые и средние предприятия, но никак не обеспечить уровень реальной конкуренции, которую могут позволить только сопоставимые с гигантами по масштабам отечественные компании. Технологических гигантов сегодня в России нет.

5.  Крупнейшие производственные компании, в частности, компании ТЭК пытаются взять на себя роль технологических гигантов, заниматься разработкой ПО, создать собственные экосистемы. Данные попытки обречены на провал, о чем свидетельствует многочисленный опыт. Ни одна нефтяная компания мира не покупает ПО у другой нефтяной компании, насколько нам известно. Действия разработчиков из компаний ТЭК приводят к еще большему схлопыванию рынка технологий. Считаем, что разработкой ПО должны заниматься специализированные технологические компании.

6.  Дорожная карта НПТ не определяет ответственную за достижение целевых показателей организацию. Как бы Минцифра создает условия, а цель будет достигнута сама собой, чего в реальной жизни не бывает.

7.  При отсутствии работающего специализированного ПО, ориентированного на отечественные целевые операционные системы и СУБД, импортозамещение ПО при цифровой трансформации в приоритетных отраслях экономики будет практически невозможным. При этом утвержденные стандарты на системное ПО в РФ отсутствуют. Разработка новых производственных технологий ведется в старых импортных средах. Это обеспечивает сохранение недопустимо высокой степени импортозависимости. Дорожная карта не решает проблему.

В РФ отсутствует прозрачная и понятная система критериев перехода на отечественные информационные технологии. Заявления об успехах импортозамещения выглядят, по меньшей мере, чрезмерно оптимистичными при том, что в нефте- и газопереработке 99% используемых информационных технологий являются импортными. Ситуация на производстве далека от отчетов  Правительству и Президенту РФ. На  презентациях указано об использовании на производстве более 95% российских технологий, а специалисты недоумевают, откуда берутся такие цифры.

В деятельности Минцифры России отсутствуют мероприятия, направленные на реальную поддержку отечественных разработчиков специализированного ПО для производственных предприятий. Рабочая группа, где  могли бы выступать эксперты, а не только цифровые бюрократы, отсутствует. При реализации политики Правительства РФ по улучшению условий ведения ИТ-бизнеса в России, поддержке отечественных разработчиков ПО, развитию цифровых технологий и ускорению цифровой трансформации российских компаний в приоритетных отраслях экономики, новые руководители Минцифры России свернули  диалог с экспертным сообществом, представляющим субъектов развития цифровых технологий и разработки специализированного ПО.

В результате в компаниях ТЭК не только используется 80-90% зарубежного специализированного ПО, но и объем закупок зарубежных решений и технической поддержки этих решений не сокращается, а остается на стабильно высоком уровне. Это  означает финансирование российскими компаниями развития зарубежного ПО. За последние семь лет доля используемого на производстве ТЭК отечественного ПО не выросла, но это не означает, что в РФ сегодня отсутствует качественное ПО для производства. В России существует много разработчиков, включая членов нашего Союза, имеющих сегодня коммерческие технологии, закрывающие 70-80% потребностей отечественного рынка. Вместо поддержки отечественных производителей  запускают затратный механизм бюджетного финансирования разработки НПТ с нуля.

Никто не испытывает иллюзий по поводу отечественных разработчиков ПО. Понятно, что многое надо менять. Но  действующая государственная система управления развитием информационных технологий ведет  к разбазариванию  бюджетных средств и к ликвидации коммерческого сектора в информационных технологиях. В результате усиливается  технологическая зависимость России.

Разработка с нуля и внедрение рабочих мест российского производственного ПО до 2024 года специалистам представляется неосуществимой задачей даже теоретически. Достижение целевого показателя в 60% рабочих мест на отечественном ПО в промышленности к 2024 году невозможно без опоры на компании, имеющие сегодня коммерческие производственные технологии, многолетний опыт их разработки и внедрения. Ни один из специалистов таких компаний, как и СРПО ТЭК, не входят в функционирующую при АНО «Цифровая экономика» отраслевую рабочую группу «Промышленность». Места там полностью заняты цифровыми бюрократами, для которых процесс импортозамещения «процесс» по Жванецкому.
 

Председатель СРПО ТЭК Харас Борис Захарович 

 

Обсуждение новости идет в Facebook по ссылке »


Предложить новость »



Рейтинг@@Mail.ru
^