Отказ Франции передать России Mistral и нефте- и газохимические проекты в России

25.09.2021 Нефтегазохимия

Развернута дискуссия вокруг закупок ООО "Балтийский Химический Комплекс" (БХК) изделий  российской промышленности при реализации проекта строительства Комплекса по переработке этансодержащего газа и газохимического комплекса. Известно, что БХК выбрал лицензированную технологию производства линейных альфа-олефинов Axens (Франция). Кроме того, выбрана технология пиролиза McDermott/Lummus (США) и технология полимеризации Univation (США),
Лицензионные соглашения, наряду с передачей самой технологии возлагают на пользователя обязательство приобрести паспортизованное оборудование, разработанное лицензиаром или одобренными поставщиками. Оборудование должно быть сертифицировано лицензиаром для применения в технологии. Приобретение паспортизованного оборудования, произведенного аккредитованными производителями и сертифицированного лицензиарами, является обязательным условием предоставления гарантий по лицензиям.  

Король: На моей планете живет старая крыса. Мы могли бы ее судить, время от времени даже приговаривая к смертной казни. Но потом обязательно ее помиловать. Надо беречь старую крысу: она у нас на планете одна.
«Маленький принц», Антуан де Сент-Экзюпери


Главное командование Военно-Морского Флота — заказчики судостроителей. На ВМФ работают как «Рубины-Малахиты-Алмазы», так и судостроительные заводы. У главнокомандующего ВМФ России, командующих флотами, многочисленных адмиралов, в отличие от нефтегаза, есть понимание, что «других крыс на планете нет». Поэтому они работают в тесном контакте, как с российскими разработчиками, так и отечественными заводами-производителями морской техники. Вполне могу допустить, что адмирал Евменов лично говорит с главным конструктором … неважно каким, чтобы узнать ситуацию «из первых рук», избежать «испорченного телефона», посоветоваться и «сверить часы».
Известно, что адмирал Кузнецов в годы Великой Отечественной войны приезжал не только на корабли и фронты, но посещал конструкторские коллективы и судостроительные предприятия, был в личном контакте с самыми талантливыми специалистами. Из военных фильмов мы видим, какую роль уделяли Сталин, Жуков, Рокоссовский, Малиновский, Берия и другие маршалы ученым и конструкторам, создающим военную технику. Встречались, хорошо знали лично самых компетентных и талантливых, вне зависимости от должностей и званий.
Аналогично и в нефтегазовом комплексе. Очевидцы вспоминали, как ездили по предприятиям машиностроения Байбаков, Оруджев, Грайфер, Филимонов, Филановский и другие лидеры нефтегазового комплекса. Сегодня почему-то считается, что промышленники менее значимы, чем руководители нефтегаза. Хотя, если взять знания отраслевой техники, то их потомственный машиностроитель, сенатор Игорь Панченко имеет, наверное, больше чем главы двух монополий вместе взятые. Но почему-то науку, конструкторов, технологов, всех, кто создает нефтегазу орудия производства, поставили в положение просителей, чего-то вторичного, недостойного. Регулярно упрекают, хотя странно, что они при таком отношении вообще живы. Подобный подход разрушителен для страны.

В СССР флот и армия, нефтяной и газовый комплексы, не считали себя лишь покупателями техники и технологий. Они рассматривали отраслевую науку, талантливых конструкторов и технологов, руководителей производства как свой «золотой фонд». Ценили не меньше, чем своих непосредственных подчиненных, пользующихся плодами труда машиностроителей, эксплуатирующими создаваемую в стране технику. Ни у кого не было и мысли, чтобы без крайней необходимости закупить что-то за рубежом. А если ввозили, то старались освоить у себя. Научно-техническая разведка работала как в интересах военной, так и гражданской промышленности. Ключевой момент – совместная работа заказчиков и поставщиков.
Кто сегодня основные заказчики в нефтегазе? Основными закупщиками являются Газпром, Роснефть, Транснефть, ВИНК, ну и НОВАТЭК с СИБУР. У них есть текущие закупки и здесь, в целом, все неплохо. С трубами, пропантом, метанолом и кабелем вопросы решены. Как и с УЭЦН, которые тоже изготавливают в России.

Но давайте взглянем на НПЗ, ГПЗ, СПГ, нефте- и газохимию. Крупные инвестпроекты реализуются именно в сфере переработки углеводородного сырья. История с Амурским ГХК, ЗапСибНефтехим, Ямал СПГ демонстрируют, что операторы проектов ведут себя по отношению к российским поставщикам весьма странно. Нет публичных обсуждений проектов, нет публикаций о планируемых закупках, нет дискуссии о выборе технологий и техники. Сначала подписывают все с лицензиарами, определяют EPC-подрядчиков, даже строителей, а потом говорят об отсутствии компетенций, сертификатов и прочего у российской промышленности. Кто виноват? СИБУР или НОВАТЭК? Нет, те кто позволяет подобное.
Давайте говорить честно — никаких реальных санкций в нефтегазовом комплексе, во всяком случае в части техники и технологий, пока нет. Посмотрите на проекты — технология и техника из США и Европы. А если санкции заработают, но «старая крыса уже казнена»? Где брать технику?

При реализации крупных проектов появилась тенденция формирования своего рода «частно-государственных партнерств», вроде «РусГазДобыча», «РусГазАльянс», «РусХимАльянс», БХК и других. Как они взаимодействуют с российской промышленностью? Операторы, потенциально способные дать существенный толчок нашей промышленности, не заинтересованы в такой работе. И дело опять же не в них, а в отсутствии правил игры, где загрузка российской промышленности, причем реальная загрузка, а не по схеме "прогоним часть денег транзитом через завод", является обязательной. В схему взаимодействия операторов, поставщиков и подрядчиков необходимо внести изменения. Необходима широкая дискуссия на эту тему с участием представителей ТЭК и обеспечивающих его отраслей.
Руководству страны, которая во многом живет за счет нефти и газа, предстоит осознать, что что ТЭК сильно зависит от иностранной техники. И никое жонглирование цифрами, никакие победные реляции о "закупках 95% российского" реальную ситуацию не поменяют.

В условиях усложняющейся международной обстановки могут быть введены жесткие санкции, когда придется отказаться от использования западных технологий и техники. Создавать сегодня проект полностью на иностранных мозгах и начинке, — обрекать себя жить под домокловым мечом отказа в технической поддержке. Ну, возможно, не себя, разные жизненные планы могут быть у операторов инвестпроектов после их реализации. Но нашу страну это приведет в тяжелейшее состояние.

Источник

XI Конференция "Модернизация производств для переработки нефти и газа", Нефтегазопереработка-2021, 28 сентября 2021 года
Настенная карта российской нефте- и газохимии
О перспективах российской промышленности в Усть-Луге
Почему на объектах нефте- и газохимии иностранные технологии, техника и даже строители
Павел Сорокин о приоритете российского оборудования при реализации инвестпроектов в нефтегазовом комплексе
Рейтинг производителей оборудования, катализаторов и инжиниринговых компаний для нефтегазопереработки

Обсуждение новости идет в Facebook по ссылке »


Предложить новость »



Рейтинг@@Mail.ru
^