Ситуация с участием российской промышленности в Усть-Луге названа "вопиющей и чрезвычайной"

22.09.2021 Нефтегазохимия

20 сентября Госкорпорация "Ростех" выпустила пресс-релиз под заголовком "Нацпромлизинг" укрепляет позиции в ТЭК".  На следующий день вышел релиз под заголовком "КРЭТ представил новую разработку для нефтегазовой отрасли".  Деятельность  Ростех, Роснано, Росатом и других госкорпораций в части работы по импортозамещению в нефте- и газохимии подвергается критике. Вот как об этом пишут в группе ТЭК и смежные отрасли:

"Наша критика отстраненности "Ростехнологии" от технологий в нефте- и газохимии, извиняюсь за тавтологию, не осталась незамеченной. На сайте "Роснеха" появилась серия пресс-релизов о работе по импортозамещению в ТЭК и, в частности, в нефтегазовом комплексе.
К сожалению, все эти реляции не содержат информации о том, как "Ростех" обеспечил участие российской промышленности в Усть-Луге или инвестпроектах на Дальнем Востоке. И что сделал "Ростех" для участия российских предприятий в уже реализованном мегапроекте "ЗапСибНефтехим"? Вопросы риторические.
Для чего же создавались госкорпорации? Чтобы помогать заводам продвигать их интересы или приписывать себе их достижения и распределять государственные деньги?
В релизах, кстати, опять речь об освоении бюджетных средств на импортозамещение без привязки к вхождению заводов в мегапроекты в ТЭК.
Может быть уважаемый Павел Сорокин считает иначе? Думаю, что Сорокин, руководство СИБУР, РусГазДобычи, БХК и другие участники процесса все прекрасно понимают. Но не могут же они быть святее Папы Римского! Если связка Ростех-Минпромторг этим не занимается, то зачем этим должен заниматься нефтегазовый комплекс? Это функция кураторов промышленности, которые почему-то решили, что их работа оценивается не по вхождению предприятий в крупнейшие проекты, реализуемые на территории России на государственные деньги, а по освоению бюджетных денег "на импортозамещение".
Вот где реальный национальный интерес России. Хотелось бы, чтобы наши вновь избранные депутаты занимались не мышиной возней по дележу комитетов, а сразу включились в решение важной государственной задачи. Удивляет индифферентное отношение Госдумы к проблеме. Последние годы вопросами промышленности больше занимается Совет Федерации. Так, вспоминаю совещания, которые организовал сенатор Игорь Панченко по газпромовским проектам, по Амурскому ГХК, по ценам на металл и т.д. Сложно переоценить работу по консолидации и согласованию научно-технической политики нефтегазовых компаний, которую инициировал глава "Газпром нефти" Александр Дюков. Благодаря Дюкову был создан межотраслевой институт нефтегазовых технологий. Но ИНТИ не может подменить Правительство РФ.
Ситуация с Усть-Лугой вопиющая и чрезвычайная! ВЭБ.РФ передав сотни миллиардов рублей, не предусмотрел никаких обязательств получателей денег по отношению к национальной промышленности! Очевидно же, что эти деньги уйдут в США, Китай и Турцию. При этом ВЭБ.РФ, Минпромторг, РЭЦ много говорят и тратят госбюджетные деньги на "развитие российского машиностроительного экспорта". Куда более важно обеспечить интересы машиностроителей в крупнейших инвестпроектах, реализуемых в России!
В группе привели фотографию здания головного  предприятия Госкорпорации Ростех по нефтегазовым технологиям. Вообще в группе  развернулась большая дискуссия по газохимическому проекту в Уст-Луге.
Если не будет заказа, то не будет и компетенций, опыта, качества  и всего остального. А заказ не дают из-за отсутствия опыта.  Так как приобрести заводам компетенции, если заказы уходят мимо? Замкнутый круг. Какой выход? Только вмешательство государства, чтобы   заказчику даже в голову не приходило обойти национальных производителей, чтобы он был заинтересован в их развитии и здоровой конкуренции между ними.
Государственные деньги, которые много лет распределяет "на импортозамещение" Минпромторг и ФРП - отдать заказчику. Он уж точно лучше решит, куда их направить, чем "социологи-философы-международники".
Можно пойти и другим путем. Дать эти деньги "Силовым машинам", "ГМС" и иным промышленным компаниям, которые имеют не только производственный, но и  научно-технический потенциал.
Выходы есть, главное - желание государства.

Так Заказчик отдаст деньги тому, у кого есть опыт  иностранной компании, у которой есть "опыт, качество и всё остальное". Заказчику результат нужен здесь и сейчас.

В мире там, где государственное кредитование, кредиты "связанные", то есть должны наполняться национальной продукцией. Только ВЭБ.РФ может давать сотни миллиардов, ничего не требуя взамен. Кстати, при выдаче лицензий на недропользование надо тоже вписывать в лицензионные соглашения обязательства компании по использованию российских сервисных подрядчиков и оборудования. Но никто того не делает. Каждый отвечает за свое. Кто-то за пуговицы, кто-то за карманы. Вот и костюм получается уродливый.

Не пойму  Ваш подход. Производитель типа бедный, а производственники и сервисники такие плохие что пользуются зарубежным оборудованием, при этом никто не сомневается что оно лучше. Если производители у нас такие крутые, так пусть создадут что то в противовес зарубежному, не за счёт потребителя ( обязать покупать) а сами, возьмите кредит. Создайте и выпустите на рынок. А то одни разговоры, дайте денег, мы создадим, а потом разводят руками.

Они должны иметь гарантированный заказ. Тогда и будут делать. Речь не о болтах и гайках. Гарантированный заказ в конкретных Проектах, финансируемых государством или под гарантии государства

Так интересы у всех соблюдены. Застройщику деньги, государству — проценты и будущие налоги.

Застройщик деньги перекинет американцам — это же очевидно. Мне это напоминает питерский Гипроспецгаз, который получая деньги перекидывал все Technip или Выборгский судостроительный завод, который перекидывал NOV и так далее. Зачем заниматься самообманом и устраивать королевство кривых зеркал.

Импортозамещения - зло и вред! В большинстве отечественные производители могут нормально сделать только корпуса колонного и ёмкостного оборудования. Все специалисты давно померли или на глубокой пенсии, последние сложные реакторы химической промышленности производились в конце 80-х. Например, реактор Вишневского. Насосное оборудование полный отстой на давлениях более 6,3 МПА. Системы АСУ-ТП криворукие, даже если собирают из иностранных комплектующих. Никто из отечественных производителей не хочет развивать НИОКР, проводить нормальные ОПИ и т.д. Все хотят нагло залезть в закупки на тендеры, предоставить кучу бумаг, что у них все самое лучшее в мире и втюхать это Заказчику.

Если все поймут, что "наша промышленность" состоит условно из двух больших кусков, то будет проще вести диалог. 1. Нищие заводы, которые выживают. 2. Госкорпорации, которым не очень интересно. Да, есть и "третий сектор", представленный такими компаниями, как "Силовые машины", "Борец", "ГМС" и ряд другие, но даже им трудно конкурировать с ТиссенКрупп или Сименс. Первична воля государства. Именно она была в Китае, Норвегии и других странах, где получилось.

Чепуха все это! По Приразломной уже шли таким путем. Еще дали деньги Выборгу. И лучше не стало.

Пошли совсем другим путем! Вообще другим. Там все решали чиновники газпромовских структур, задача которых была не развитие возможностей предприятий, а использование их в качестве «вывески».
Рассказ о том, что они творили на Приразломной, ролик ниже, а вот по Выборгу ситуация была такая, что через завод эти деньги ($2 млрд) просто «прошли».
Так, верхние строения для ППБУ ОАО «Выборгский судостроительный завод» закупает у Samsung Heavy Industries (Южная Корея), а буровое оборудование, которое составляет около 40% стоимости всего верхнего строения ППБУ, будет закуплено у National Oilwell Varco (США).
И какая это загрузка национальной промышленности? Очевидно, что как в случае Приразломной, решение здесь принимало не руководство судостроительного завода, а газпромовские структуры.
https://youtu.be/R4nE93WTbOM?t=39

Почему опыт Норвегии и Китая в развитии промышленности на основе денег от  нефти и газа, в России не работает?
Исторически Норвегия ловила рыбу, но за считанные годы развила научно-технический и производственный потенциал и превратилась в промышленную  державу. О промышленности Китая известно многим участникам группы.
В этих странах не было ни традиций, ни кадров, ни опыта, как в России, для нефти и газа им все приходилось  делать с нуля.
России наука и промышленность достались от СССР. Но теперь они на правах пасынка  —  практически все крупные инвестпроекты основаны на иностранных разработках. Российское участие во многом формально и  не является приоритетом. Даже в критикуемых СРП, российскому участию уделялось больше внимания, о нем говорили, его обсуждали, за его соблюдением следили. Российское участие вписывали в законы и конкретные соглашения о разделе продукции.
Сегодня развитие промышленности  состоит больше из риторики. Но и она  завершается там, где начинается конкретный проект с участием инофирмы. Никто всерьез на переговорах с иностранцами не выставляет  условий по участию отечественной промышленности.  То ли это стыдно, то ли боятся спугнуть партнёров, то ли сами не верят (не знают) в свою промышленность —  непонятно. Все  это не является реальным приоритетом.
Вместо того, чтобы использовать каждый инвестпроект в России для придания импульса отечественной науке и промышленности, все сводят к распределению бюджетных  денег по линии Минпромторга и Фонда развития промышленности. Вводят  реестры, которые не повышают уровень российского участия в крупных проектах, а лишь обогащают какие-то фирмы и ложатся дополнительным бременем на промышленные компании.
Кадры в  госструктурах  - притча во языцех. Получается, что распределение бюджетных денег само по себе, а реализация инвестпроектов в  нефте- или газохимии  —  тема отдельная, где  Минпромторг и госкорпорации - практически не замечены. Освоение бюджетных денег и перекраивание госсобственности, возможно,  интереснее, чем напряжённая работа по вхождению в крупный инвестпроект. Да и не обязывают их особо, наоборот, мешать иностранцам не принято,  считается дурным тоном.
Дошло до абсурда, когда увидев все это, сами нефтяники пытаются что-то сделать, создав ИНТИ. Институт разрабатывает стандарты с участием иностранцев. После стольких десятилетий решили что-то, наконец, сделать. Идея прекрасная, полезная, то, что делают в ИНТИ экспертные группы, надо поддерживать. Но пускают ли ИНТИ в реальные проекты?
Кто в крупных инвестпроектах выступает переговорной стороной от имени российской промышленности? Именно эти инвестпроекты, а не освоение госбюджетных подачек Минпромторгом и ФРП, способны изменить ситуацию в экономике, способны развить национальную промышленность.
Возьмём  Ямал СПГ, ЗапСибНефтехим, Амурский ГХК, Усть-Лугу, другие проекты. Кто? НОВАТЭК, СИБУР или может  РусГазДобыча Оболенского? Зачем им это? Им надо поскорее реализовать проект без головной боли, которой, безусловно, является работа с российской промышленностью.
Почему опыт Норвегии и Китая в развитии промышленности на основе денег от  нефти и газа, в России не работает?
Исторически Норвегия ловила рыбу, но за считанные годы превратилась в машиностроительную державу. О промышленности Китая известно многим.
В этих странах не было ни традиций, ни кадров, ни опыта, как в России, для нефти и газа им все приходилось  делать с нуля.
России наука и промышленность достались от СССР. Но сегодня практически все крупные инвестпроекты основаны на иностранных разработках. Российское участие во многом формально и  не является приоритетом. Даже в критикуемых СРП, российскому участию уделялось больше внимания, о нем говорили, его обсуждали, за его соблюдением следили. Российское участие вписывали в законы и соглашения о разделе продукции.
Сегодня развитие промышленности  состоит больше из риторики. Но и она  завершается там, где начинается конкретный проект с участием инофирмы. Никто  на переговорах с иностранцами не выдвигает  условий по участию отечественной промышленности.  То ли это стыдно, то ли боятся спугнуть партнёров, то ли сами не верят (не знают) в свою промышленность — непонятно. Промышленность при переговорах о проектах в нефтегазовом комплексе не является реальным приоритетом.
Вместо того, чтобы использовать каждый инвестпроект в России для придания импульса отечественной науке и промышленности, все сводится к распределению бюджетных  денег по линии Минпромторга и Фонда развития промышленности. Вводятся  реестры, которые не повышают уровень российского участия в крупных проектах, а лишь обогащают мелкие фирмы и ложатся дополнительным бременем на промышленные компании.
Кадры в  госструктурах  — притча во языцех. Получается, что распределение бюджетных денег само по себе, а реализация инвестпроектов в  нефте- или газохимии — тема отдельная, где  Минпромторг и госкорпорации — практически не замечены. Освоение бюджетных денег и перекраивание госсобственности, возможно,  интереснее, чем напряжённая работа по вхождению в крупный инвестпроект. Да и не обязывают их особо, наоборот, "мешать" иностранцам не принято,  это считается дурным тоном.
Дошло до абсурда, когда увидев все это, сами нефтяники пытаются что-то сделать, создав ИНТИ. Институт разрабатывает стандарты с участием иностранных компаний, чтобы они их признали и потом заказывали российскую технику. После стольких десятилетий решили что-то, наконец, сделать. Идея прекрасная, полезная, то, что делают в ИНТИ экспертные группы, надо поддерживать. Но пускают ли ИНТИ в реальные проекты?
Кто в крупных инвестпроектах выступает переговорной стороной от имени российской промышленности? Именно эти инвестпроекты, а не освоение госбюджетных подачек Минпромторгом и ФРП, способны изменить ситуацию в экономике, способны развить национальную промышленность.
Возьмём  Ямал СПГ, ЗапСибНефтехим, Амурский ГХК, Усть-Лугу, другие проекты. Кто там представляет промышленность? НОВАТЭК, СИБУР или может  РусГазДобыча Оболенского? Зачем им это? Им надо поскорее реализовать проект без головной боли, которой, безусловно, является работа с российской промышленностью.
Кто сегодня представляет российскую промышленность на переговорах с иностранцами? А ведь проекты получают  государственную поддержку. Когда ВЭБ.РФ выделяет  сотни миллиардов на Усть-Лугу, ведёт  ли он разговор об участии российской промышленности? Нет. Возможно ли такое в Китае или Норвегии, чтобы господдержку  не связывали  с протекционизмом своей промышленности? Вопрос риторический.
Отсутствие представительства промышленности и законодательных норм российского участия, приводят к тому, что проект, основанный на иностранной технологии, без особых проблем (даже с господдержкой в виде отмены ввозных пошлин) подтягивает иностранную технику, иностранных монтажников и строителей.
Помимо потери рабочих мест, деградации отечественной науки, промышленности, строительных компаний, есть ещё один аспект проблемы. Возможно, что он более близок людям в погонах, так как связан с национальной безопасностью, о которой много говорят. Страна получает нефтехимический комбинат или  нефтяную платформу,  начиненные иностранной техникой. О какой независимости можно при этом говорить, если каждую запчасть надо просить у иностранцев? И часто просить в стране вероятного противника.

А Вы  на каком автомобиле ездите?

У меня нет господдержки. Сравнение некорректно. Более того, речь не о менеджменте вашего СИБУР. Если бы СИБУР реализовывал проекты в Китае или Норвегии, то он бы "ездил" на отечественном и делал бы все, чтобы это отечественное становилось лучше.
Всегда возмущало, что в ответ на абсолютно справедливую критику звучат некорректные комментарии типа "а Вы на какой машине ездите или какие часы носите или костюмы". Не понимают люди, что при таком подходе простите трусы будут скоро носить импортные. Можно дойти до того, что не надо возиться с Ярс", "Сармат", "Сатаной", "Булавой", а проще приобрести Minuteman. Да и зачем Минобороны "головняк" с танком "Армата", если проще закупить китайский ZTZ, немецкий Leopard или британский Challenger. И беспилотниками зачем заниматься, если из можно приобрести их в Израиле или Турции? Об этом пиарщик СИБУРа Дмитрий Шадымов почему-то не говорит, хотя оснащение нефтехимического комбината или АЭС, с точки зрения национальной безопасности, мало чем отличается от российской армии.
Многие забывают, что вся "движущаяся" техника использует продукцию профильных предприятий и остановить ее запросто можно искусственным дефицитом любой позиции из импортных комплектующих. запасных частей и расходных материалов.

Меня всегда удивляло, почему банки вкладывают деньги в такие гиганты, а не покупают ключевые проектные фирмы. ЕРС и ЕРСМ – фирмы. Экспертные фирмы. В том числе и западные.
Или почему не выступают организаторами консорциума поставщиков, о котором говорил Аркадий Бродский. Это вообще ничего не стоит, а поставки и подряды пойдут через него. Импортозамещение, координация поставок, все вопросы решаются в рамках консорциума. Иностранному участнику хорошо - консорциум выступает понятной стороной в соглашениях. Особенно такие консорциумы актуальны в инфраструктурных проектах с участием Газпрома.

Банк "Диалог-Оптим" выступал организатором консорциума по поставкам нефтяного оборудования в Ирак. Участвовала и частная фирма, которая работала с этой страной.
Со стороны Ирака выступил влиятельный фонд во главе с родственником Саддама. Вошло внешнеторговое объединение "Станкоимпорт". Тогда, слава Богу, его не загоняли ни в какие Ростехи. Вошла в консорциум и Военно-страховая компания. От лица заводов выступил Союз нефтегазового оборудования.
Все было подписано, но, к сожалению, начались проблемы в банке. Ребята из "Диалога" перешли в "Гута-банк", который не полезли в проект на Ближнем Востоке. Ну и с руководителем крупной частной фирмы, который финансировал работы, случилась неприятность - на него было покушение, попал в больницу и долго лечился.
Были подобные проекты по Ирану, об этом рассказывал. Ещё раньше, в 90-х велись работы по созданию спецэкспортера "Роснефтемашэкспорт". Вспоминаю ещё один проект с участием финансовой структуры. Перевод машиностроительных активов из "Роснефтегаза" в "Нефтемаш-Холдинг". Компанию создали, но перевести активы не успели, случился дефолт и иностранцы покинули инвестструктуру. Кстати, в ней работал нынешний генеральный директор ПАО "Силовые машины".

Банковский бизнес это займ, а в данном случае - проектное финансирование. Бизнес EPC компании - инженерные услуги. Почему банк должен вкладываться в непрофильный, очень сложный, бизнес, не имея соответствующих компетенций? Каждая структура создана для определенного бизнеса.

Это может быть в разных формах. Так, работают при банках ВТБ Лизинг, Сбербанк Лизинг, Газпромбанк Лизинг...

А почему банк учреждает новые фирмы с участием машиностроителей и входит туда капиталом? А что такое банковское сопровождение строительных контрактов? Не все банки занимаются только наращиванием пассивов.

Банковское сопровождение контракта это профильная банковская деятельность по гармонизации и мониторингу платежей. По учреждению фирм - нужно смотреть конкретно в деталях.

Ещё можно вспомнить Светлану Герасимову и ее банк Олимпийский, тесно связанный с Газкомплектимпэксом. Банк тоже создал структуру по работе с поставщиками и подрядчиками. Они, в частности, работали над информационной базой российских поставщиков.

Вы говорите о важных вещах, но, к сожалению, они вторичны. Первично то, что продукция нашего машиностроения ещё не вызывает большого доверия среди известных лицензиатов. Вот с этим нужно работать.

Правильно. Государство должно заставлять операторов работать вместе с машиностроителями. Очевидно, что им проще отмахнуться от российского. Поэтому первично заставить работать их в связке с промышленностью.

А  это действительно принесёт пользу нашей промышленности?

Это даст шанс. Иначе в России окончательно умрет промышленность. Сначала будут делать что-то попроще, постепенно наращивая компетенции. Сегодня - миллиарды мимо промышленности уходят. Миллиарды государственные, подчеркну.

"Российские аналоги необходимого для Проекта технологического оборудования производятся в единичных экземплярах, имеют недостаточные эксплутационные характеристики и высокую удельную стоимость на единицу продукции, либо, в ряде случаев, вовсе не производятся". Что с этим делать?

Заставить инвестора и оператора обеспечить максимум российского. Если поставить задачу, то освоят. А как иначе? Оставить завод наедине с собой, без заказов, без денег и чтобы он осваивал оборудование для пиролиза или чего-то там еще? Как вы это видите, расскажите.

И гидроочистки строили (в Комсомольске и Ярославле) и изомеризацию в Комсомольске. Да базовые проекты были иностранных Лицензиаров, как и катализаторы, но оборудование, в подавляющем своем большинстве было от российских заводах, даже отдельные позиции компрессоров водородсодержащего газа. Что касается пиролиза. В 80-тые годы строили в Союзе установки пиролиза бензиновых фракций типа ЭП-300. Да, первая установка этого типа в Нижней Каме была импортной. А остальные  строились на отечественном оборудовании. Довелось лично участвовать в проектировании ЭП-300 на Лисичанском НПЗ. Так, что все это было. Просто с каждым годом семимильными шагами вымываются соответствующие компетенции. Во всем.

Просто здесь на это все смотрят под другим углом зрения. Для них машиностроение по другую сторону баррикад, к сожалению. А государство не делает ничего для решения проблемы. Главное скорее получить бабло от продажи сырья или продуктов из него. Аналогично и с углем, где закрыли Юргинский завод, да и в любой другой сфере. Развитие науки, технологий, техники не входит в число приоритетов. А потом сетуют, что деградация и умные уезжают. В этом основная проблема.

Почему бы банку не взять под себя всю стройку? А правительство может дать поручение по поддержке банком российского машиностроения. Государственные интересы полностью будут соблюдены. 

"А правительство может дать поручение по поддержке банком российского машиностроения". Государственные интересы полностью будут соблюдены." Вы серьезно или это сарказм?

Конечно серьезно. Деньги государственные. Во всем мире госфинансирование связанное.

В этой связи вспомнилось, что Волховский мини, который был построен за космические кредитные деньги, в том числе ВТБ и Сбера, и продан за копейки. При этом, по моему мнению, банки вкладывают в новые проекты деньги своих вкладчиков, за которые этим вкладчикам платят малюсенький процент.

И деньги эти уходят на Запад, работают на западную экономику. А иностранные Эксим-Банки обеспечивают экспорт национальной машинотехнической продукции. В России не только экспорт в руках "социологов", то есть в тупике, но даже проекты в своей стране они не могут обеспечить отечественным оборудованием.

Такое ощущение что тут собрались менеджеры шараг отечественных пытающихся свои неликвиды впихнуть под соусом импортозамещения!  Я ни одного представителя Эксплуатации в комментариях не встретил который бы сказал что российская акрматура лучше Кэмерона, Ибора, Эмерсона или Моквелда и многого другого! В России за 100 лет так и не изобрели нормально работающего антипомпажного клапана! В России до сих пор нет ни у кого сертификата SIL2 о чем тут вообще говорить и кого-то винить!

Уважаемый, советская арматура тоже была хуже Cameron, FMS, Malbranque и других фирм, но мы ее привозили на стенды, разбирали, изучали, пытались что-то заимствовать и делали свое. Ни у кого и мысли не было, махнуть рукой и все выстроить на импорте

Мне как проектировщику и производителю отечественного оборудования не понятен этот спич. Не буду говорить за всех, но мои трубчатые печи стоят практически на всех НПЗ и на них эксплуатация не жалуется. Путь был сложен более 30 лет, но смогли и создали. Каждые 2-3 мв открываем новые направления. Мы проектируем и считаем печи УЗК, наладили выпуск горелочных устройств, причём сами изготовили стенд для их испытания и теперь имеем возможность их тестировать.
Также скажу что у отечественных датчиков погасания пламени есть SIL 2 и мы стараемся их использовать, если Заказчик не "режет пальцы".
И всё это практически не благодаря, а вопреки действий Заказчиков.
Каждый заказ вырывается с зубами, лицезиарары активно не согласовывают наше оборудование, лоббируя своих. Заказчик молча соглашается.
Я думаю наш случай не уникален и при этом ещё открыть шлагбаумы для буржуинов?!
При этом про условия оплаты тут уже писали, а для иностранцев допускают аккредитивы на всю сумму до поставки.

Ай молодца, Павел Крылов! Первый заместитель генерального директора ООО "РусХимАльянс"  Павел Крылов ранее работал начальником департамента импортозамещения (департамент 335) ПАО "Газпром".  Теперь в операторе комплекса по переработке этансодержащего газа и производству СПГ в районе Усть-Луги Ленинградской области.  Посмотрим, что он там "импортозаместит"...

XI Конференция "Модернизация производств для переработки нефти и газа", Нефтегазопереработка-2021, 28 сентября 2021 года
Настенная карта российской нефте- и газохимии
О перспективах российской промышленности в Усть-Луге
Почему на объектах нефте- и газохимии иностранные технологии, техника и даже строители
Павел Сорокин о приоритете российского оборудования при реализации инвестпроектов в нефтегазовом комплексе
Рейтинг производителей оборудования, катализаторов и инжиниринговых компаний для нефтегазопереработки

 

Отзывы и материалы для публикации на портале TЭК-All направляйте по адресу: info@tek-all.ru для Елены Логиновой 

Обсуждение новости идет в Facebook по ссылке »


Предложить новость »



Рейтинг@@Mail.ru
^