Павел Сорокин о приоритете российского оборудования при реализации инвестпроектов в нефтегазовом комплексе

14.09.2021 Нефтегазовая промышленность

В Правительство РФ поступило предложение, чтобы перед началом реализации крупных инвестиционных проектов в нефте- и газохимии, вроде тех, что реализуются на Дальнем Востоке и Усть-Луге, была подготовлена подробная документация о том, какое российское оборудование, на каком этапе и где планируется использовать. Предлагалось также прописать план мероприятий по подготовке потенциальных российских производителей, чтобы заказчик работал с ними с начала реализации инвестпроекта, а не только на тендерах и  был заинтересован в развитии научно-технического и производственного потенциала российской промышленности.  Важно, что поручение Президента России В.В. Путина предписывает  довести долю продукции гражданского назначения в российском оборонно-промышленном комплексе  до 50% к 2030 году.   

Крупные инвестиционные проекты в нефтегазовом комплексе  реализуются с использованием средств государственной поддержки, поэтому государство имеет право выдвинуть встречные требования. Так, кредитные средства ВЭБ.РФ (лимит одобренного финансирования  745 млрд рублей) для мегапроекта в Усть-Луге будут направлены, в том числе для финансирования EPC – контрактов. С момента одобрения ВЭБ.РФ сделок по финансированию проекта   заключен ЕРС-контракт на строительство газохимического комплекса (подрядчик – ООО «Китайская Национальная Химическая Инженерная и Строительная Корпорация Севен»), подписан ЕРС-контракт на объекты газоперерабатывающего завода и технологические объекты общезаводского хозяйства (консорциум подрядчиков Linde GmbH и ООО «Ренейссанс Хэви Индастрис»), проавансированы и размещены заказы на оборудование длительного срока изготовления для газохимического комплекса.

В связи с этим возникает закономерный вопрос — какие заказы получат российские предприятия при создании крупнейшего в мире интегрированного комплекса по переработке многокомпонентного природного газа в составе газоперерабатывающего завода и завода по сжижению природного газа? Дискуссия на эту тему ведется среди российских промышленников в связи с тем, что проект  финансирует ВЭБ.РФ. Если какой-то проект финансирует государственный институт развития (экспортно-импортный банк или агентство), то он выставляет обязательства по  участию в проекте  национальной промышленности. Кредиты обычно бывают связанными и наполняются продукцией отечественного производства, способствуя развитию отечественного высокотехнологичного комплекса. Поэтому использование научно-технического и производственного потенциала нашей промышленности при реализации столь крупных инвестпроектов в нефтегазовом комплексе  —важная государственная задача.

Рассмотрение вопроса было поручено заместителю министра энергетики РФ Павлу Сорокину, который направил  (имеется у портала TЭK-All) Аппарату Правительства РФ следующий текст:
"При подготовке документации по инвестиционным проектам компаниями ТЭК предусматривается приоритет применения промышленной продукции, произведенной  на территории Российской Федерации перед промышленной продукцией, произведенной на территориях иностранных государств в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.
Подтверждение производства промышленной продукции на территории Российской Федерации осуществляется в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 2015 года №719 "О подтверждении производства промышленной продукции на территории Российской Федерации". 
Импортная продукция может быть использована компаниями ТЭК при реализации инвестиционных проектов только в случае невозможности ее замены продукцией российского производства. Включение в инвестиционные проекты и последующая закупка импортной промышленной продукции возможны при условии ее соответствия критериям отнесения промышленной продукции не имеющей произведенных в Российской Федерации аналогов, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 20 сентября 2017 года №1135 "Об отнесении продукции к промышленной продукции, не имеющей произведенных в Российской Федерации аналогов,  и внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации".
Решения о возможности закупки импортной продукции, необходимой для реализации инвестиционных проектов, принимаются в компаниях ТЭК соответствующими структурными подразделениями или коллегиальными органами, образованными в соответствии с Федеральным законом от 26 декабря 1995 года. №208-ФЗ "Об акционерных обществах" и с Федеральным законом от 8 февраля 1998 года №14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".
При осуществлении закупок товаров, в отношении которых постановлением Правительства РФ от 3 декабря 2020 года №2013 "О минимальной доле закупок товаров российского происхождения" установлены требования о минимальной доле закупок товаров российского происхождения (в том числе работ, в рамках которых поставляются указанные товары), используется информация о товарах, содержащаяся в реестрах, предусмотренных в пункте 2 указанного постановления Правительства Российской Федерации.
При реализации инвестиционных проектов, осуществляемых в рамках программы модернизации генерирующих объектов тепловых электростанций, учитываются требования по применению определенных видов российской промышленной продукции, установленные пунктом 265 "Правил оптового рынка электрической энергии и мощности", утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2010 года №1172.
Кроме того, во исполнение директив Правительства Российской Федерации от 6 декабря 2018 года №10068п-П13 и от 14 апреля 2021 года №3438п-П13 компаниями ТЭК организована и выполняется на системной основе работа по импортозамещению информационно-технологического оборудования и программного обеспечения. Информация о ее результатах ежеквартально размещается на межведомственном портале по управлению государственной собственностью Росимущества.
Также во исполнение директив Правительства Российской Федерации от 5 марта 2015 года №1346п-П13 и от 6 февраля 2017 года №830п-П13 компаниями ТЭК на ежегодной основе предоставляются в Минэнерго России и Минэкономразвития России отчеты о результатах реализации корпоративных планов импортозамещения, содержащие, в том числе, информацию о плановых и фактических значениях показателей, характеризующих долю иностранной продукции (работ, услуг) в общем объеме закупок компаний ТЭК.
Таким образом, в настоящее время в компаниях ТЭК созданы в соответствии с федеральными законами и нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации и выполняются условия, обеспечивающие приоритетное применение российской продукции, работ и услуг при реализации инвестиционных проектов".

Ситуацию с импортом в крупнейших инвестиционных проектах в ТЭК портал TEK-All.ru попросил прокомментировать Александра Романихина, который около 20 лет руководил ассоциацией поставщиков оборудования для ТЭК. Беседа с экспертом ниже.

-Александр Владимирович, достаточно ли  принято мер, чтобы обеспечить приоритет российской продукции в масштабных  нефте- и газохимических проектах?
-Хочется напомнить выражение Ленина, который на партийной конференции отчитывал бюрократов, заставляющих рабочих обивать пороги учреждений: "Формально правильно, а по сути издевательство". У меня нет особых вопросов к Минэнерго. Они не отвечают за развитие наших заводов. Роль первой скрипки  у промышленного министерства. А там много проблем...
-Вы о Минпромторге? Что за проблемы?
-Компетентность. Много лет департаментом, отвечавшим за модернизацию нефтегазового комплекса, руководили люди, не отличающие превентор от вертлюга. Не лучше ситуация и в высшем руководстве. Первый замминистра, который курирует импортозамещение — международник, ни дня не проработавший нигде, кроме министерства. Представляете, пришел со студенческой скамьи в министерство и дорос до первого замминистра. Где еще такое возможно?! Недавно создали отдельный департамент для ТЭК. Посмотрите биографии тех, кто им руководит. В состоянии ли они понять заводчан? О чем будет с ними говорить главный инженер, главный конструктор, главный технолог? Они не способны вникнуть в технические проблемы инвестпроектов и могут вести разговор "общего плана", чего, естественно,  недостаточно. Как они будут участвовать в полемике заказчиков и руководителей промышленных предприятий? Могут ли они играть роль рефери в дискуссиях, если не разбираются в предмете? Вопросы риторические.
Убеждать нефтяников и газовиков они не в состоянии, поэтому импортозамещение и сводится к распределению средств господдержки. В основном по линии Фонда развития промышленности. Но и там в экспертном совете, который много лет распределяет деньги на импортозамещение, были банкиры, международники, юристы, но нефтяников или газовиков не замечено. Как можно импортозамещение в нефтегазе сводить к освоению госбюджета? На одном из совещаний я сказал Мантурову, что госбюджет должен давать деньги медицинской промышленности, агромашу, авиапрому,  но зачем госбюджет там, где реализуются проекты на миллиарды долларов?   Деньги есть, но они уходят на иностранную продукцию.
-Так что сделать, чтобы покупали российское?
-Чтобы покупали, надо вести диалог с заказчиком, иностранным лицензиаром, EPC-подрядчиком. Кто это будет делать? Осьмаков? (первый заместитель министра промышленности, прим. ТЭК-All) Без компетентных, технически грамотных людей успешная работа по импортозамещению невозможна. Хорошо, что сегодня сами нефтяники объединились и создали ИНТИ (Институт развития нефтегазовых технологий, прим. ТЭК-All), а то бы и дальше осваивали бюджет.  
Нужна постоянная работа с нашей промышленностью, а не придумывание  новых реестров. Вхождение в эти реестры (речь о Реестре российской промышленной продукции Минпромторга, прим ТЭК-All) создает дополнительную финансовую нагрузку на предприятия, которые должны платить региональным отделениям ТПП, а потом еще ждать решения Минпромторга. Можно подумать, что там работают специалисты, способные оценить технический уровень или качество нашего нефтегазового оборудования.
Российской стороне необходимо вести переговоры с иностранными лицензиарами о минимизации перечня критичного оборудования, для которого указываются иностранные поставщики. Но для  этого надо быть технически грамотным человеком, понимать суть процесса. О каком диалоге можно говорить, если  с одной стороны специалисты высокой квалификации, иностранные лицензиары, технари, а со стороны нашей  промышленности — Осьмаков. Какая здесь дискуссия может быть, просто несерьезно...
-Получается, что сегодня промышленность никто не представляет? А как же госкорпорации? 
-Госкорпорации, исключая Росатом, на мой взгляд, лишние структуры. В нефтегазе за много лет они ничего по большому счету ничего не продемонстрировали. Приписывание себе заслуг заводов, естественно, не в счет. Достаточно вспомнить помпезное соглашение госкорпорации "Ростехнологии" с "Транснефтью", которое было подписано еще до введения санкций. Прошло много лет, но о нем что-то не слышно.  
Нужны сильные частные структуры, такие, как  "Силовые машины", "Группа ГМС", ТМК, ОМК, кабельщики и другие. Не случайно они прекрасно поставляют продукцию ТЭКу и сами решают все проблемы с заказчиками. Вот такие структуры и надо всячески поддерживать. Или хотя бы не мешать. 
-ИНТИ, который Вы упоминали, не может играть роль такой структуры?
-Структура полезная и нужная. Там  компетентные и неравнодушные к интересам отрасли люди. Они уже много сделали для отрасли благодаря талантливому  руководителю Александру Дюкову. ИНТИ делает важную работу по стандартизации, способствуя  сближению позиций иностранных и российских  компаний. Основная их задача в консолидации наших нефтегазовых компаний, в формировании единых отраслевых правил и их взаимном признании.  Но, при всем уважении, структура, созданная заказчиками, не может подменить объединение поставщиков, промышленников.   
-Сейчас проявилась тенденция, когда естественные монополии стремятся иметь подконтрольное машиностроение.
-Да, знаю, но это убивает конкуренцию. Нигде в мире такого натурального хозяйства нет, машиностроительная отрасль везде отдельная. Еще раз повторю, что нужны сильные частные компании. Не надо загонять заводы ни в госкорпорации, ни в нефтегазовые компании. Кроме того, порой такие предприятия "при"  прикрывают импорт. Конструкция и технология иностранные, а в России делают лишь примитивные операции. Помимо того, что это плохо по понятным причинам, но и опасно. Если  завтра уйдет инопартнер, то такое предприятие не сможет функционировать. Никакой пиар и телесюжеты здесь не помогут...
-Если правильно понимаю, многое упирается в то, что нет достаточно весомого представительства у российских поставщиков?
-Кто-то должен в начале проекта сказать: "Ребята, у вас технологии немецкие, техника китайская, а строители турецкие. А где же россияне? Производство все же в России запускаете, а не в Германии или Турции. Да еще и деньги государственные на поддержку проекта тратим. Так не пойдет. Давайте собирать промышленников и обсуждать, что и на каком этапе мы будем поставлять. Говорите, что не могут сделать наши  заводы? Так вот вы и будете вместе работать, чтобы у них получилось. Но только думать  будете не о  том, как лучше "отшить" российского промышленника, а помогать ему будете, чтобы быстрее освоить производство в России". Здесь главное, чтобы было желание.  Могу вспомнить много кейсов прекрасного взаимодействия заказчика с производителем, в результате которого осваивалось конкурентоспособное оборудование. Главное здесь — конструктивный настрой, понимание того, что все равно это надо сделать. Когда в 90-х годах завод "Красный Молот" в Грозном, по понятным причинам  перестал поставлять цементировочные агрегаты, Торговый дом "ЛУКОЙЛ" влил деньги в оборонный завод "Ижнефтемаш", который  в кратчайшие сроки, при поддержке специалистов-нефтяников, освоил их производство. 
Есть много успешных примеров отстаивания интересов российских высокотехнологичных предприятий. Так, недавно Юрий Борисов весьма горячо и результативно защищал в правительстве интересы  «Байкал Электроникс», НТЦ «Модуль», НПЦ «Элвис», МЦСТ и других поставщиков электроники.
Почему никому в голову не приходит импортировать танки, истребители, ракетные комплексы? Зависимость, правильно. В нефте- и газохимии последствия будут не менее печальные, если иностранцы по какой-то из причин откажутся поставлять комплектующие или запчасти. Поэтому надо сделать все, чтобы предотвратить деградацию нашего машиностроения и отечественных строительных подрядчиков. 

Рейтинг производителей оборудования, катализаторов и инжиниринговых компаний для нефтегазопереработки

XI Конференция "Модернизация производств для переработки нефти и газа", Нефтегазопереработка-2021, 28 сентября 2021 года

Настенная карта российской нефте- и газохимии

Обсуждение новости идет в Facebook по ссылке »


Предложить новость »



Рейтинг@@Mail.ru
^