Виталий Завгородний: Говорить надо не об импортзамещении в нефтегазохимии, а о разумной реинтеграции

03.03.2021 Нефтегазохимия

Доминирующее положение института API в мире – результат более чем столетней истории его развития. В нем объединены стандарты и технологии, признаваемые во всем мире. Идею по созданию в России адекватной инициативы можно только приветствовать. Конечно необходимо обеспечить технологическую и производственную безопасность России для нефтегазового сектора, но  давайте отойдем от лозунгов и попробуем посмотреть на проблему несколько шире.

Начнем с того, что технологическое отставание в нефтегазовом секторе возникло не сегодня. Отечественные разработки в области базовых технологических процессов в нефтехимии в СССР чаще всего попадали под гриф «секретно» и использовались в первую очередь для оборонного комплекса страны. Их  разработкой занимались закрытые НИИ, тогда как в США разрабатывали, стандартизировали, патентовали  и сертифицировали процессы частные или «условно» частные корпорации. Понятно, что и там  процессы разрабатывали, как  Илон Маск «независимый космос», а технологии, были предназначены для военно-промышленного комплекса и как у нас имели гриф «Секретно».

Шло время, технологии выходили на рынок, появлялись данные по рассекреченным «номерным» стандартам и процессам в тех же США. Что в это же время было у нас? В конце  80-х - начало 90-х, нашей стране было не до каких-то там «эфемерных» процессов стандартизации в нефтегазохимии. Подход был простой – надо купим, мы же друзья с США… Результат таков каков он есть. В области тяжелых нефтепродуктов мы имеем 75% иностранных технологических процессов, в области сложной нефтехимии и уж тем более газохимии —  95% иностранных технологий и процессов. Мало того, мы еще и катализаторы, используемые в процессах закупаем за рубежом.

Еще один из краеугольных камней проблем в нефтегазохимии —  отсутствие интеграции банковской системы в международный финансовый рынок. Не секрет, что нефтегазохимия — не дешевое мероприятие, большая часть финансовых средств заемная. При этом финансовые средства в размере миллиарда долларов США (именно о таких суммах идет  речь, если говорим о реальных,  а не малых и средних установках)  получить в российских банках под вменяемый процент — малоперспективная задача. Они будут перепродавать иностранные деньги, значит деньги проще получить у тех же иностранцев, что и происходит в большинстве случаев. Мало того, существуют лицензиары и подрядчики имеющие собственные финансовые институты, для финансирования собственных больших проектов. С китайскими подрядчиками еще хуже, они помимо собственных средств имеют колоссальные преференции  от правительства Китая. Это  финансовые и налоговые льготы, специальные программы финансирования.

Вернемся к API и попытке создания отечественного аналога. Китай шел длинной дорогой, они создавали на своей территории условия, для иностранных EPC подрядчиков, разработчиков ПО, производителей оборудования такие условия, от которых «невозможно было отказаться». Но ставили условия обучения и найма на работу китайского персонала, не скупились на его обучение и сертификацию за рубежом, стажировки у иностранных лицензиаров, подрядчиков, производителей, разработчиков технологий исправно оплачивали лицензионные сборы на ПО, покупали только самое лучшее. Разрабатывали и аттестовывали по международным правилам собственные китайские стандарты эквиваленты EN, ISO, аттестовывали собственных аудиторов по стандартам API.
Что же в России? Cколько в России, специалистов, аттестованных API по их сертификационным, принимаемым в мире стандартам? Пара десятков. А в Китае? В Китае их уже более 500 тысяч. Мало того, открывая большинство стандартов ISO, видно, что там эквивалентное принятие как европейского EN стандарта, так и стандарта Китая.  Это означает, что Китай технологически независим от санкций в данной области, у них есть тысячи аттестованных частной организацией (тем же API, ASME  и прочими) специалистов, способных выдать принимаемое мировыми стандартами заключение. У них есть собственные стандарты, прямо эквивалентные, на документальном уровне. Если ввести санкции, то либо дискредитируется мировая система стандартов, либо дискредитируется аттестующая организация тот самый API, для которого Китай, один из ведущих партнеров.

Переломить такую ситуацию ни один Байден, Обама, или Трамп не смогут, им мгновенно импичмент организуют. Так вот, задача создаваемого российского института, как раз в формировании  в России адекватной, интегрируемой в мировое сообщество и глубоко в него внедренной сети специалистов, организаций (имеющих аттестацию), лабораторий, институтов.  Надо формировать стандарты в области нефтегазохимии принимаемыми эквивалентами ISO и EN и Китайским, с обязательным подписанием соответствующих взаимно обязывающих документов. Сертифицировать собственных аудиторов, специалистов по целому ряду направлений. Обратить внимание и оказать всю возможную поддержку производству нефтегазохимического оборудования, ибо здесь Россия теряет миллиарды долларов, которые EPC подрядчики оставляют за пределами РФ.  Надо обеспечить подготовку кадров, начиная с технических училищ (или как теперь модно колледжей) и заканчивая подготовкой инженеров с обязательными стажировками и сертификацией по международным стандартам. Надо, чтобы из лучших инженеров создать аттестованных, сертифицированных специалистов. Надо решить проблему с проектированием в нефтегазохимии, убрав совершенно устаревшие «снипы-хрипы» часть из которых прямо противоречит друг другу, приводит к необоснованным задержкам в проектировании, создает почву для решения проблем вне правового поля. Надо вернуть в нефтегазохимию оставшихся в России профессионалов, часто вынужденных заниматься непрофильным делом.
Необходимо поднять на необходимый уровень все секторы, задействованные в нефтегазохимическом комплексе. Только в такой ситуации Россия вновь сможет быть, хотя бы отчасти защищена от секторальных и персональных санкций. Это небыстрый и недешевый путь, но его необходимо пройти. А положительный опыт имеется.

Например, в УГНТУ уже почти 10 лет успешно работает направление по 3D CAD моделированию, где учатся талантливые молодые ребята. Были подписаны соглашения с лидерами рынка CAD моделирования в области нефтегазохимии, выбран опорный практический проектный институт ИНХП РБ где молодые специалисты проходят практику на живых проектах, обучаясь у лучших специалистов на одном из лучших CAD решений в мире. По окончании университета, молодые специалисты получают как дипломы отечественного образца, так и международные сертификаты о сдаче экзаменов по прикладному CAD проектированию, где их квалификация как специалистов, подтверждается международным сертификатом, принимаемым во всем мире. За эти годы уже несколько сотен специалистов получили международные сертификаты, эти ребята работают на высокооплачиваемых рабочих местах в ведущих проектных институтах РФ. Такие специалисты нарасхват, например, тот же НИПИГАЗ подписывает с ними предварительные договоры еще на 2-3 курсе института, с удовольствием приглашает их на практику.
Сейчас очень модно заниматься импортзамещением, много говорится о необходимости срочно все взять и заменить. Но думаю, что необходимо, сначала подготовить базу для замены, вырастить новую культуру производства, навести порядок в нефтегазовом секторе. Разобраться с тем, что можно импортзаместить, а что нельзя. Говорить надо не об импортзамещении в нефтегазохимии, а о разумной реинтеграции. Реинтеграции технологий и стандартов, методологий и культуры. Физику и химию очень сложно изменить, необходимы центры обратного инжиниринга технологий, где лицензированные иностранные процессы и технологии должны раскладываться и придумываться альтернатива, так, чтобы не нарушались авторские права лицензиаров. 

Центры обратного инжиниринга, должны быть правильно интегрированы в мировое сообщество, так, чтобы ни один Байден, Трамп или Обама не смог их оттуда убрать без репутационных потерь. Придется первое время потратить много времени и денег на обучение и сертификацию специалистов в том же API. Многие из них покинут Россию, но ведь и останутся тоже! Необходимо создать такие условия, чтобы остались. Да, это затратно, но, когда вопрос стоит о технологической безопасности одного из важнейших для страны секторов экономики, надо создать условия.

Публикуется в рамках обсуждения проблеме в группе ТЭК-ТВ

Автор Виталий Завгородний
Образование: Инженер по автоматизации нефтеперерабатывающих производств, Грозненский нефтяной институт имени Миллионщикова, Экономист, РГУ  имени Пеханова, Докторантура РАНХ и ГС при Президенте
Возглавлял Нефтехимический территориальный кластер Республики Башкортостан. Опыт взаимодействия с иностранными EPC подрядчиками (Petrofac, Technip, Foster Wheeler, Linde AG, Fluor и т.д.) и сотрудничества в области цифровизации нефтехимического комплекса с крупнейшими производителями и поставщиками IT: Oracle, SAP, AVEVA, Autodesk, HP, Fujitsu, Xerox, Emerson, Honeywell, Yokogawa и другими.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Обсуждение новости идет в Facebook по ссылке »


Предложить новость »



Рейтинг@@Mail.ru
^