Владимир Сидорович подверг критике "угольные аргументы" заместителя министра энергетики Анатолия Яновского

02.02.2021 Угольная промышленность

На сайте  RenEn опубликован материал под заголовком "Ошибка замминистра энергетики", где директор центра "Новая энергетика" Владимир Сидорович, в частности, отмечает: 

В январе 2021 года, на Рождество, в «Российской газете» (РГ) под заголовком «Какое будущее ожидает российский уголь» опубликовано интервью с заместителем министра энергетики Анатолием Яновским.

Текст продублирован на сайте Минэнерго.

Видимо, размещенный во время новогодних каникул материал получил недостаточно большой охват. Поэтому «Российская газета» опубликовала его ещё раз 31 января (частично и с некоторыми косметическими изменениями), теперь под названием «Черная энергия зеленого мира. Российскому углю пообещали большое будущее». Удивительная настойчивость.

Не буду комментировать всё. Только ответ замминистра на один из вопросов.

Вопрос РГ: А можно ли сравнить, насколько себестоимость современной чистой угольной генерации дешевле ВИЭ, или наоборот? [в новой «версии» этот вопрос звучит так: «Насколько себестоимость современной чистой угольной генерации дешевле ВИЭ?»]

Ответ: Газовая и угольная технологии остаются наиболее дешевыми по строительству и эксплуатации электростанций. По данным Совета по минералам Австралии (Minerals Council of Australia) за 2019 год, полная приведенная стоимость электроэнергии для электростанции на каменном угле составляет 67 долларов — 91/МВт*ч; для станции с комбинированным циклом, работающей на природном газе, — 64 долларов — 91/ МВт*ч; для электростанции на буром угле — 75 долларов — 88/ МВт*ч. Что касается технологий ВИЭ с низкими выбросами, то аналогичный показатель для ветряных станций составляет 85 долларов — 121/МВт*ч, для солнечных фотоэнергетических станций — 118 долларов — 172/ МВт*час. То есть современная высокоэффективная экологически чистая угольная генерация в 1,3 раза дешевле ветряной и в 1,9 раза дешевле солнечной генерации. Поэтому место для угля в системно развивающейся «чистой энергетике» однозначно найдется — поскольку уже сегодня «чистая» угольная генерация имеет значительные конкурентные преимущества по затратам на производство электроэнергии и тепла перед технологиями ВИЭ [курсив и жирный везде мой – В.С.].

Взглянув на эту цитату, эксперт увидит сразу, что замминистра с «Российской газетой», мягко говоря, распространяют недостоверную информацию.

Поскольку «Российскую газету» читают не только эксперты, необходимо пояснить.

Во-первых, при чём тут Австралия, тем более, её «Совет по минералам»? Разве у Министерства энергетики России нет возможности проанализировать стоимость разных технологий генерации (LCOE) в России и опубликовать актуальные эталонные данные и методологию? Печально.

Потом, в 2020 году в мире вышел с десяток исследований по экономике энергетики, и не от специалистов по минералам, а от более, так сказать, профильных экспертов. Есть всякие усреднённые мировые данные. Почему бы не взять цифры из этих более свежих и профессиональных докладов?

Во-вторых, приведенные замминистра цифры вовсе не «за 2019 год», они взяты из отчёта Совета по минералам Австралии, вышедшего… 19 мая 2017 года (см. стр. 9).

А откуда взялись цифры в этом «минеральном» отчёте? Вряд ли Совет самостоятельно занимается расчётом экономических моделей производства электроэнергии. Действительно, цифры в отчёте, на который ссылается, путая даты, Яновский А.Б., взяты из доклада Australian Power Generation Technology Report, выпущенного в… ноябре 2015 года.

Доллары здесь, разумеется, австралийские, поскольку в Австралии они такие, но это в общем-то и не важно.

Вот ведь как получается. «Данные за 2019 год» на самом деле оказываются данными 2014 года (доклад, вышедший в 2015 году, во многом основывается на показателях прошедших лет).

За прошедшие шесть-семь лет экономика угольной энергетики, действительно, мало изменилась, а вот экономика солнечной и ветровой генерации стала принципиально другой:

Поскольку, как мы видим, ответ замминистра энергетики России на поставленный РГ вопрос, является ошибочным, основывается на устаревших данных, которые выдаются за новые, дадим ответ правильный.

Коль уж Яновский А.Б., отвечая «Российской газете», приводит австралийские данные, начнём с Австралии.

В декабре 2020 года опубликован проект обновленного исследования экономики разных технологий генерации электроэнергии в Австралии GenCost 2020-2021. Его выпускает Австралийский оператор энергетического рынка (Australian Energy Market Operator, AEMO), то есть профессиональная организация, которая определенно ближе к электроэнергетике, чем «Совет по минералам».

Вывод: солнечная фотоэлектрическая энергетика и ветроэнергетика – самые дешевые технологии генерации даже с учётом дополнительных затрат на их интеграцию в систему.

Аналогичный вывод содержался и в предыдущей версии доклада GenCost 2019-20.

Аналогичный вывод содержался и версии доклада 2018 года GenCost 2018.

Полная стоимость единицы энергии новых солнечных и ветровых электростанций, оснащенных краткосрочными системами накопления энергии (на графике они обозначены как «Near-Firm», то есть почти соответствующие диспетчерируемой генерации), ниже, чем только эксплуатационные расходы угольных и атомных. Попросту говоря, дешевле построить новую ветровую электростанцию с накопителем энергии, чем эксплуатировать уже амортизированную угольную.

Посмотрим на «флагманский» ежегодный доклад Международного энергетического агентства (МЭА) World Energy Outlook 2020. Что мы видим? Прямым текстом: «солнце становится новым королём электроэнергетики», солнечная энергия в настоящее время «неизменно дешевле» электричества новых угольных или газовых станций в большинстве стран, и «солнечные проекты предлагают самые низкие цены на электроэнергию из когда-либо виденных».

Посмотрим на совсем свежий доклад «Прогнозируемые затраты на производство электроэнергии 2020». Его иногда ошибочно называют докладом МЭА, но на самом деле он готовится Агентством по ядерной энергии при ОЭСР (Nuclear Energy Agency, NEA) при участии МЭА. У меня есть вопросы к качеству данных, слишком уж хороши цифры для атомной энергетики, да и выборка небольшая. Тем не менее. Что мы видим? LCOE ветроэнергетики и солнечной энергетики промышленного масштаба в среднем намного ниже, чем у угольной генерации.

Можно, конечно, попытаться записать ляп на счёт нерадивых исполнителей, но это так себе оправдание. Тем более мы видим настойчивое повторение ложной информации.

Угольная промышленность и угольная энергетика – это отрасли, находящиеся на стадии заката. Они малоэффективны и поддерживаются искусственно, в том числе, в российском случае, за счет перекладывания социальных (экологических, климатических) издержек на общество. Это позволяет бенефициарам соответствующих предприятий получать сверхприбыли за счёт разрушения экосистем и снижения продолжительности жизни людей.

В интервью несколько раз используется выражение «чистая угольная генерация», но российские НДТ допускают превышение выбросов золы, оксидов азота и серы при сжигании угля на электростанциях в десятки раз по сравнению с европейскими и китайскими нормами.

Полный текст на сайте RenEn

Направить информацию »



Рейтинг@@Mail.ru
^