Материал в отношении разработки месторождений ПАО "Газпром" попал в число лучших за 2020 год

11.01.2021 Нефтегазовая промышленность

Материал под заголовком "Мечты срываются. "Газпром" теряет 1,5 триллиона рублей и рискует сорвать поставки газа в Китай на миллиарды долларов" попал в подборку лучших материалов Ленты.ру. В распоряжении «Ленты.ру» оказались обращение к руководству «Газпрома» и внутренний доклад компании, которые были подготовлены сотрудниками «Газпром добыча Ноябрьск» — дочерней компании «Газпрома», ответственной за разработку Чаяндинского нефтегазоконденсатного месторождения (ЧНГКМ, или Чаянда) — главного источника газа для поставок в Китай. Документы свидетельствуют о многочисленных нарушениях при освоении месторождения, попустительстве руководства «Газпрома» и «Газпром добычи Ноябрьска», покровительстве и намеренном замалчивании масштабов проблем с освоением месторождения, которое выступает ресурсной базой «Силы Сибири». И из-за проблем на котором весь проект рискует оказаться под угрозой срыва.
Если верить порталу государственных закупок, первый тендер на геологоразведывательные работы был размещен еще 8 февраля 2013 года «дочкой» «Газпрома» — «Газпром геологоразведкой». Заявка на «Разработку, согласование и экспертизу проектной документации на строительство разведочных скважин» оценивалась в 6,8 миллиона рублей. Тендер достался подконтрольному «Газпрому» институту «Газпром ВНИИГАЗ», по итогам конкурса стартовая цена снизилась всего на 140 тысяч рублей.
На конец апреля 2020 года последней «разведочной» госзакупкой «Газпрома» был тендер от 21 февраля 2020 года. Контракт на «Оказание услуг по инженерному сопровождению с предоставлением оборудования при креплении обсадных колонн на разведочных скважинах» на сумму 9,6 миллиона рублей выиграла засекреченная фирма. Итоговая цена по госзакупке снизилась на символические 13 тысяч рублей.
«Основная проблема Чаянды в том, что месторождение было не готово к разработке. Оно находилось на стадии разведки. Работы по геологоразведке почти нигде не запущены, не завершены», — признавал замглавы 307-го департамента (отвечает за всю добычу в компании) Андрей Филиппов в октябре 2019 года. По его словам, решение принималось в узком кругу, который собрал глава «Газпрома» Алексей Миллер, однако на тот момент руководство компании не располагало необходимыми данными геологоразведки, чтобы принять взвешенное решение. Отчасти Миллер надавил на присутствовавших на том совещании. Один из самых дорогих топ-менеджеров России настаивал, что если на растущий китайский рынок не выходит Россия со своим газом, то «туда зайдут американцы со своим сжиженным природным газом (СПГ)».
Замглавы 307-го департамента уверял инженеров, что услышал их и обязательно примет меры, настаивая, чтобы эта информация не выходила за рамки их обсуждения и особенно — на уровень руководства. «Нас просто не поймут», — объяснял свою просьбу Филиппов. На деле же все оказалось иначе: никаких мер руководство 307-го департамента и «Газпром добыча Ноябрьск» не предприняли, если не считать откровенного давления на авторов доклада. Согласно подсчетам «Ленты.ру», с 2013 года совокупные расходы на геологоразведывательные работы для Чаянды составили 39,999 миллиарда рублей.
Однако сложности с геологоразведкой и оценкой запасов актуальны не только для Чаяндинского месторождения. По словам Филиппова, аналогичные проблемы уже фиксируются и на другой ресурсной базе «Силы Сибири» — Ковыктинском месторождении. «Ковыктинское месторождение не то что в два раза — оно полностью не подтвердилось. Мы были вынуждены делать перерасчет в проекте и вообще убирать одну зону из разработки, потому что она оказалась полностью сухой. Только из-за того, что геологоразведка была выполнена не полностью», — говорил Щеголеву Филиппов (аудиозаписи разговора имеются в распоряжении «Ленты.ру»).
«Газпром» о пересмотре прогнозов добычи на Ковыктинском месторождении публично ни разу не сообщал, наоборот — все якобы идет по плану: «Крупнейшее по запасам газа месторождение на Востоке России», — говорится в профиле месторождения на сайте госкомпании. Запасы Ковыкты компания оценивает примерно в два раза больше, чем на Чаянде, — в 2,7 триллиона кубометров газа. Однако слова газпромовских руководителей и качество проведенных работ на Чаяндинском месторождении вынуждают сомневаться в этих цифрах.
Для непосредственной разработки месторождения «Газпром» привлек подрядчика — бывшую «дочку», ныне принадлежащую Игорю Ротенбергу (сын миллиардера Аркадия Ротенберга) компанию «Газпром бурение». «Дочка» ушла от материнской компании в частные руки Аркадия Ротенберга в 2011 году за 4 миллиарда рублей, в 2014 году отец передал актив в управление сыну. Однако в августе 2019 года появилась информация, что «Газпром» и Ротенберги обсуждают вопрос возвращения «Газпром бурения» в «Газпром». Сумма сделки оценивалась в 40-50 миллиардов рублей, стороны планировали закрыть сделку осенью 2019 года, но с тех пор о смене владельца не сообщалось.
Одним из крупнейших подрядов «Газпром бурения» стал выигранный в 2015 году тендер на разработку Чаяндинского месторождения. Первичная сумма тендера оценивалась в 39 миллиардов рублей; объемы работ, обязанности сторон, а также условия договора между «Газпромом» и «Газпром бурением» не раскрывались. Согласно условиям первичного соглашения, непосредственную добычу газа на месторождении «Газпром» должны были начать уже в 2018 году. Выходит, что к непосредственному бурению промышленных скважин «Газпром бурение» приступила, не имея ни нормальной геологоразведки, ни даже тщательного анализа горной породы.
Выигранный подряд подразумевал проведение полного цикла работ — то есть «Газпром бурение» обязалось сдать «Газпрому» полностью рабочие скважины с запланированными дебитами. В проекте разработки Чаяндинского месторождения есть два типа скважин — базовые и с высоким уровнем добычи. Для каждого типа скважин есть свой план по добыче (плановый дебит), для базовых месторождений он оценивался в 250 тысяч кубометров газа в сутки, однако на деле оказался более чем в два раза ниже и составил всего лишь 114,7 тысячи. Плановый дебит для скважин с высоким уровнем добычи составил 488 тысяч кубов в сутки. Плановые дебиты отражены в специальном документе и заверяются государством, любое изменение или нарушение документа должно согласовываться с профильным ведомством — Роснедрами.
Достигнуть заявленного уровня добычи компания не смогла. Помимо проблем с разведкой всплыли недостатки импортозамещения. Западные санкции против российского нефтегазового сектора в 2014 году включали запрет на оказание нефтесервисных услуг, что значительно подорвало потенциал некоторых проектов. Один из пострадавших сегментов — производство бурового раствора. Лидером этой отрасли считаются иностранные компании Schlumberger, Baker Hughes и Halliburton, однако в новых условиях их услуги оказались недоступны, и «Газпром бурению» пришлось искать альтернативного поставщика.
Его нашли в лице компании «Сервисный центр СБМ» — «дочке» компании «Национальный буровой сервис», которая на 75,18 процента принадлежит «Газпром бурению». То есть проверенных зарубежных поставщиков бурового раствора одна компания Игоря Ротенберга заменила на другую компанию Игоря Ротенберга. Как следует из доклада, представленного высшему руководству «Газпрома», а также со слов Филиппова, тестирование бурового раствора компании СБМ проходило с нарушениями. Институт «Газпром ВНИИГАЗ» допустил ошибку: сотрудники проверяли свойства раствора на сухих образцах керна, чего при бурении практически никогда не бывает.
Финансовые потери «Газпрома» только от подтвержденных «сухих» скважин, по оценкам Щеголева, составляют 7 миллиардов рублей. Если исходить из первоначального плана добычи (а это 250 тысяч кубов в сутки на протяжении 25 лет), то при текущем уровне добычи (а это 114,7 тысяч кубов в сутки), потери компании следует оценивать в сотни миллиардов рублей упущенной прибыли — только 20 «нулевых» скважин оцениваются в 334 миллиарда рублей. При этом Щеголев убежден, что руководство «Газпром добычи Ноябрьск» и 307-го департамента намеренно отключили ведущим инженерам доступ к внутренней системе компании — он полагает, что «убитых» скважин может быть намного больше.
Согласно первичной документации тендера на разработку Чаяндинского месторождения, «Газпром бурение» обязалась сдать полностью готовые скважины еще в июне 2018 года, затем — в январе 2019 года, потом — в январе 2020 года, но недавно сроки снова перенесли — на 31 декабря 2020 года. Однако ни срыв сроков, ни многочисленные нарушения, которые легли бременем на бюджет «Газпрома», никак не отразились на прибыли компании сына Аркадия Ротенберга. Наоборот — по неочевидным причинам, размер тендера с годами вырос в 2,3 раза — с 39 миллиардов рублей до 89,7 миллиарда.
Обе компании никогда не раскрывали подробности соглашения, хотя в нем (копия договора имеется в распоряжении «Ленты.ру») и объясняется рост стоимости тендера. Проблема в том, что в 2015 году «Газпром бурение» обязалась предоставить «Газпрому» только 107 скважин из 335, которые на тот момент были в плане. За них компания Ротенберга и получила 39 миллиардов рублей, что составляет примерно 364 миллиона в пересчете на одну скважину. Причем 30 процентов этой суммы «Газпром бурение» получила авансом. Наконец, совокупная стоимость тендера росла за счет дополнительных соглашений на освоение остальных скважин. Допсоглашения никто и нигде не публиковал, лишь в профиле госзакупки увеличивалась его совокупная стоимость и переносились сроки сдачи проекта. По последним данным, на Чаянде должно быть освоено 278 скважин, и именно за них «Газпром бурение» должна получить 89,7 миллиарда рублей — или по 323 миллиона за скважину.
Однако даже этот ценник завышен в разы. «Лента.ру» на условиях анонимности опросила представителей отрасли, которые работали на разных месторождениях России. По их словам, разработка на Чаянде действительно может стоить дороже, но явно не соответствует суммам, полученным «Газпром бурением». Скважины на Чаяндинском месторождении они называют «золотыми»: если сравнивать с Западной Сибирью — например, с Томской областью, — стоимость скважины на Чаянде выше в четыре-пять раз, а в сравнении с похожими месторождениями Ямало-Ненецкого автономного округа — в 2,5 раза.
В соответствии с инвестиционной программой «Газпрома», у каждого крупного проекта должен быть план освоения, который должен заверяться Роснедрами. К началу 2018 года на Чаянде, согласно одобренному плану, должны были сдать 22 освоенных скважины, однако на деле их было только 16. Руководство филиала создало два типа отчетов: красивый фиктивный, где были сфабрикованы расчеты по 22 скважинам, и реальный, где отражались данные по 16 скважинам. «Красивые» данные регулярно отправлялись руководству компании в Санкт-Петербург, а реальные оставались исключительно для внутреннего пользования.
Вячеслав Щеголев утверждает, что в связи с многочисленными нарушениями на Чаянде дальнейшее управление и разработку месторождения на себя возьмет новая структура — «Газпром инвест», а непосредственно отвечать за результаты будет бывший глава 307-го департамента Всеволод Черепанов. Передачу Чаянды «Газпром инвесту» «Ленте.ру» подтвердили и в самой компании. Однако новое лицо только кажется таковым: Черепанов возглавлял 307-й департамент с 2010-го по 2019 год, являясь также членом правления всей госкомпании. Выходит, что большая часть нарушений на месторождении произошла в период его руководства и подпадает под его ответственность, так как именно 307-й департамент отвечает за все ключевые месторождения.
Уход Черепанова из 307-го департамента объяснить сложно, реальные причины этого неизвестны. Однако потерю кресла в правлении одной из крупнейших компаний страны и получение вместо этого должности замглавы одной из «дочек» вряд ли можно назвать повышением. «Дочкой» оказалась та самая «Газпром инвест», куда Черепанов пришел как раз в апреле 2019 года. Правда, долго на этом месте Черепанов не задержался: уже в июле он получил должность главы «Газпром георесурса» и попавшей под санкции «Газпром геологоразведки» — той самой, которая проводила большинство изыскательных работ на Чаянде.
Перед Черепановым стояла задача объединения двух близких по задачам «дочек» в одну и создание одной эффективной компании, которая по итогам реструктуризации получила название «Газпром недра».
Примечательно, что на место Черепанова сел его старый знакомый — бывший начальник Сергей Меньшиков. Топ-менеджеры продолжительное время работали в еще одной «дочке» — «Газпром добыча Надым», причем Меньшиков был боссом Черепанова с 2008-го по 2010 год, когда Черепанов ушел в 307-й департамент. С апреля 2019 года Меньшиков сам возглавил 307-й департамент, таким образом снова став начальником Черепанова по внутренней иерархии компании.
Если информация Щеголева соответствует действительности, то Черепанова фактически возвращают «на старый участок — решать старые проблемы». На фоне изменений в управлении Чаяндой нынешнего главу «Газпром добыча Ноябрьск», по информации Щеголева, также могут сменить, а операционное управление месторождением перейдет новой структуре — «Газпром инвесту» или еще одной «дочке» под ее началом.
О старте проработки строительства «Силы Сибири-2» было объявлено менее чем через месяц после обращения к руководству «Газпрома» о проблемах на Чаянде — ресурсной базе первой «Силы Сибири». Более того, дата окончательного одобрения президентом России непроработанного проекта — 27 марта — подозрительно совпадает с информацией Вячеслава Щеголева, который примерно в то же время обратился в Минэнерго и в третий раз вышел на руководство госкомпании.
Подозрительно изменился маршрут нового газопровода, история которого берет свое начало в 2006 году, когда проект еще носил рабочее название «Алтай». Первоначальный проект предполагал, что труба пройдет рядом с Павлодарской областью Казахстана и попадет в перемычку между Монголией и Казахстаном. При этом целесообразность проекта ставилась под сомнение еще тогда, так как Китаю нужен газ на востоке страны — именно там находятся основные производственные мощности.
Однако к апрелю 2020 года проект изменился кардинально. Теперь труба должна протянуться от Бованенковского месторождения на Ямале через всю Россию до Байкала, вблизи которого перейдет границу Монголии и дальше пойдет на Китай. Примечательно, что в новой версии газопровода появилась перемычка с первой «Силой Сибири» — во всех предыдущих планах прямой связи двух газопроводов в Китай не предусматривалось. Столь радикальное изменение первоначального плана опять же вызывает сомнения в том, что делается это ради Китая. Пресс-служба «Газпрома» изменение первоначального маршрута комментировать отказалась.
С точки зрения долгосрочных поставок нет смысла создавать себе проблемы в лице нового транзитера — Монголии, которой придется платить за поставки, да и сам Китай всегда настаивал на прямых поставках — без посредников. В первоначальном плане «Силы Сибири-2» труба должна была пройти напрямую в Китай. Более того, в условиях эпидемии коронавируса, которая уже обвалила мировую экономику, ожидать роста спроса на газ в ближайшее время не приходится.
Все эти факты позволяют сомневаться в целесообразности и проработанности нового мегапроекта; они также косвенно подтверждают, что руководство страны знает о проблемах на месторождениях для «Силы Сибири» и таким образом просто хочет подстраховать горе-проект поставками с Ямала. Сколько будет стоить «работа над ошибками» — пока не сообщалось. Стоимость проекта «Алтай» оценивалась в 2006 году в сумму от 4,5 до 13,6 миллиарда долларов (с поправкой на инфляцию — от 5,9 до 17,8 миллиарда долларов), или от 437 миллиардов рублей до 1,3 триллиона рублей. Стоимость газопровода «Сила Сибири» в 2018 году оценивалась в 1,1 триллиона рублей. Выходит, что совокупные потери от проблем на Чаянде могут превысить 1,5 триллиона рублей, — если новый газопровод не получит трубопроводного продолжения в Китай, то вся затея с экспортом газа «нашим китайским партнерам» может не окупиться никогда. полный текст на Лента.ру

Обсуждение новости идет в Facebook по ссылке »


Предложить новость »



Рейтинг@@Mail.ru
^